В. Карп. ЗЕРКАЛО.

Литературный сценарий фотофильма.

 

В зашторенном пыльном полумраке, матово Зеркало.

Не отрывая головы от подушки, Она пытается заглянуть в глубину амальгамы. Зеркало манит ее.

И та, что в  Зеркале так же неотрывно смотрит на нее.

Потом поворачивается и уходит в светлую его глубину. В блистающий мир, там за хрустальной оболочкой.

А здесь, пыльная зашторенная комната.

Заплеванная лестница подъезда.

И прыщавое лицо наотмашь Бьющего ее,

Рвущего платье и плоть,

Вдавливающего в грязный цемент всем весом своего тела.

Зажмуренные глаза и слюна на подбородке.

Она – грудой драного тряпья на цементе.

И снова – все та же пыльная комната.

Сломанная фигура на полу.

Зеркало на стене как рама картины.

Там,  за летящими по ветру белыми флагами гардин

Синее-синее небо.

И свет этого мира лучится в ее широко раскрытых глазах.

Она кормит Младенца.

И видит в  Зеркале

Все ту же пыльную комнату.

И себя раскоряченную на кровати.

И свой безобразно огромный живот, прошитый синими прожилками вен.

И рот изрыгающий крик.

И ноги в крови.

И ребенка отвратительным мокро-кровавым кулем лежащего между ног.

А за окном Осень.

Зима.

Весна.

И снова Осень.

Она сидит за столом.

На столе лишь стакан с бело-мутной жидкостью да дотлевающая свеча.

Зеркало закрыто черным.

Фотография в рамке – лицо малыша, перечеркнутое узкой полоской черного крепа.

И снова комната.

И мужчина, месящий ногами ее обнаженное окровавленное тело,

Исчезающий в проеме двери.

По лицу текут слезы и кровь из разбитых губ.

Окровавленные пальцы  срывают черное полотно, обнажая

                                    Зеркало

Там в глубине бело-золотого мира скользит на ее палец золотой ободок кольца.

Свет, потоками льется из окна.

И Она счастливо улыбается из-под белого облака фаты.

Они.

Рассвет над рекой.

Они.

Золотой шар солнца, всплывающий над горизонтом.

И на белый-белый стол падают ломти черного хлеба.

И из белого кувшина льется белое полотно молока.

И в блюдце – золотое озеро меда.

И золотые волосы ее, рвутся по ветру.

Она смотрит  в золотую раму Зеркала

И видит

все ту же пыльную комнату

И себя у стола –

Серые лохмы волос

Беззубый рот.

Морщины, рассекающие лицо.

И отворачивается от Зеркала.

Их юные тела, словно живое кольцо, дающее жизнь.

Глаза ее закрыты.

Улыбка блаженно-прекрасна.

Она отворачивается от Зеркала

И дрожащими руками набирает в шприц красную муть.

И долго не может попасть в вену.

А потом взгляд ее стекленеет.

Она отворачивается от Зеркала

И кружится,

Кружится,

Кружится

В своем блистающем мире.

И крылья одежды мечутся языками пламени.

И уже непонятно, то ли танцует она, то ли летит.

А в Зеркале — языки пламени за перечеркнутым бумажными полосами окном освещают разрушенную улицу.

И толпы беженцев.

И трупы на тротуаре.

Из раскрытой пасти двери возникает пятнистая фигура солдата.

Она прижимается лицом к  Зеркалу

И видит яркую точку огня, повисшую на стволе автомата.

И себя, словно перерезанную кровавой полосой.

И языки пламени, пожирающие комнату

         Лижущие раму Зеркала

Где за белым облаком гардин лазурные волны мягко лижут золотой песок.

И белые пенистые валы играют у ее ног.

Она видит Белую комнату.

И малыша, серьезно играющего в углу.

         И голубые цветы в вазе на столе.

Отражаются в Зеркале

Треснуло Зеркало

Из матовой глубины сквозь паутину трещин скалится на нее скелет, лишь местами, прикрытый грязными обрывками платья.

И черный дым крадется, как мрак по развалинам.

Зеркало

Падает и разлетается на тысячи кусков.

Каждый осколок – словно звезда.

Она смотрит на звезды.

Они все ближе и ближе.

Впереди только звезды – белое пламя и свет.

 

2000 г.

При перепечатке  или цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2014 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.