В. Карп. Речь на радио. Речевой этикет.

Бороться с пошлостью труднее всего именно потому, что она страшно похожа на правду. Корней Чуковский.

 

В завершение разговора об устной речи, как средстве выразительности на радио поговорим о речевом этикете. К сожалению, на очень многих радиостанциях, кажется, уже прочно забыли о том, что такое понятие вообще существует.

Этикет (французское etiquette — ярлык, этикетка) — совокупность правил поведения, касающихся отношения к людям (обхождение с окружающими, формы обращения и приветствий, поведение в общественных  местах, манеры и одежда).

Речевой этикетпринятая в данной культуре совокупность требований к форме, содержанию, порядку, характеру и ситуативной уместности высказываний. Исследователь речевого этикета Н. И. Формановская дает такое определение этого понятия: «Под речевым этикетом понимаются регулирующие правила речевого поведения, система национально-специфичных стереотипных, устойчивых формул общения, принятых и предписанных обществом для установления контакта собеседников, поддержания и прерывания контакта в избранной тональности».

К речевому этикету, в частности, относятся слова и выражения, употребляемые людьми для прощания, просьбы, извинения, принятые в различных ситуациях формы обращения, интонационные особенности, характеризующие вежливую речь.

В широком смысле слова речевой этикет характеризует практически любой успешный акт коммуникации. Поэтому речевой этикет связан с так называемыми постулатами речевого общения, которые делают возможным и успешным взаимодействие участников коммуникации. К этим постулатам, сформулированным лингвистом Гербертом Грайсом, относятся: постулаты качества (сообщение не должно быть ложным или не имеющим под собой должных оснований), количества  (сообщение не должно быть ни слишком кратким, ни слишком пространным), отношения (сообщение должно быть релевантным для адресата) и способа (сообщение должно быть ясным, четким, не содержать непонятных для адресата слов и выражений). Нарушение одного или нескольких из этих постулатов в той или иной степени влечет за собой коммуникативную неудачу. Другие важные требования — например, постулаты вежливости (всякое сообщение должно быть вежливым, тактичным) — не включаются Грайсом в число основополагающих, поскольку задачей сообщения считается эффективная передача информации.

Показательно, что даже при столь утилитарной постановке задачи приходится рассматривать требования речевого этикета как необходимые условия успешной коммуникации. Тем более эти требования значимы для сообщений, которые имеют функцию привлечения слушателей на свою сторону. В этих случае постулаты вежливости неизбежно выступают на передний план. Другие же, например постулаты отношения, оттесняются на периферию. Так, во многих учебниках по рекламе рекомендуется воздерживаться не только от любых высказываний, оскорбляющих или задевающих адресата, но и от высказываний, которые могли бы вызвать у него нежелательные ассоциации. Например, слоган «Наше пиво — пиво, от которого не толстеют» был признан неудачным, поскольку напоминает о самом факте того, что от пива толстеют.

К сфере речевого этикета относятся и принятые в данной культуре способы выражения сочувствия, жалобы, вины, горя. Так, например, в одних культурах принято жаловаться на трудности и проблемы, в других — не принято. Помните как в том анекдоте: «Если у американца спросить как дела — он, стоя на костылях, улыбнется и скажет «Окей». Если спросить нашего человека — в ответ слышишь что-нибудь вроде — «Знаешь так плохо». И тут я понял — хорошо там, где нас нет, не было и не будет и плохо там, где мы были, есть и будем». В одних культурах рассказ о своих успехах является допустимым, в других — вовсе нет.

Сюда же могут относиться и конкретные предписания речевого этикета — что может служить предметом разговора, а что нет, и в какой ситуации.

Специфика речевого этикета заключается в том, что он характеризует как повседневную языковую практику, так и языковую норму. Действительно, элементы речевого этикета присутствуют в повседневной практике любого носителя языка (в том числе и слабо владеющего нормой), который легко опознает эти формулы в потоке речи и ожидает от собеседника их употребления в определенных ситуациях. Элементы речевого этикета усваиваются настолько глубоко, что они воспринимаются «наивным» языковым сознанием как часть повседневного, естественного и закономерного поведения людей. Незнание же требований речевого этикета и, как следствие, их невыполнение (например, в русском языке обращение к взрослому незнакомому человеку на «Ты») воспринимается, как желание оскорбить или как невоспитанность.

Граница между повседневной речевой практикой и нормой в речевом этикете неизбежно является подвижной. Практическое применение речевого этикета всегда несколько отличается от нормативных моделей, и не только из-за недостаточного знания участниками его правил. Отклонение от нормы или чересчур дотошное следование ей, может быть связано с желанием говорящего, продемонстрировать свое отношение к собеседнику или подчеркнуть свое видение ситуации.

Речевой этикет, так или иначе, привязывается к ситуации речевого общения и ее параметрам: личностям собеседников, теме, месту, времени, мотиву и цели общения. Прежде всего, он представляет собой комплекс языковых явлений, ориентированных на адресата, хотя личность говорящего также учитывается. Это может быть наилучшим образом продемонстрировано на употреблении в русском языке «Ты»- и «Вы»-форм в общении. Общий принцип состоит в том, что «Вы»-формы употребляются как знак уважения и большей формальности общения. «Ты»-формы, напротив, соответствуют неформальному общению между равными. Однако реализация этого принципа может представать в различных вариантах в зависимости от того, как участники речевого общения соотносятся по возрастной и (или) служебной иерархии, находятся ли они в родственных или дружеских отношениях; от возраста и социального положения каждого из них.

Речевой этикет обнаруживает себя по-разному также в зависимости от темы, места, времени, мотива и цели общения. Так, например, правила речевого общения могут различаться в зависимости от того, являются темой общения печальные или радостные для участников общения события. Кроме того, существуют весьма специфические этикетные правила, связанные с местом общения (застолье, присутственное место, производственное совещание).

Исследователями описывается целый спектр коммуникативных функций речевого этикета. Вот некоторые из них.

Коммуникативные функции речевого этикета:

- речевой этикет способствует установлению контакта между собеседниками;

-  он привлекает внимание слушателя, выделяет его среди других потенциальных собеседников;

- позволяет засвидетельствовать уважение;

- помогает определить статус происходящего общения (дружеский, деловой, официальный);

- формирует благоприятную эмоциональную обстановку для общения и оказывает положительное воздействие на слушателя.

Речевой этикет реализуется как в характеристиках речи в целом, так и в специализированных единицах. Эти единицы — формулы приветствия, прощания, извинения, просьбы и так далее, — как правило, представляют собой высказывания, произнесение которых одновременно означает совершение названного действия. Фразы типа «Приношу извинения, Благодарю, Прошу Вас» не описывают действия, а сами является действиями – соответственно, извинением, принесением благодарности, просьбой.

Явления речевого этикета различаются в зависимости от социального статуса участников коммуникации. Эти различия проявляются в нескольких планах. Прежде всего, различные единицы речевого этикета употребляются в зависимости от социальных ролей, которые принимают на себя участники коммуникации. Здесь важны как социальные роли сами по себе, так и их соотносительное положение в общественной иерархии. На эти аспекты речевого поведения накладываются также различия в употреблении единиц речевого этикета у представителей разных социальных групп. Многие специализированные единицы и общие проявления речевого этикета различаются по их устойчивой прикрепленности к тем или иным социальным группам носителей языка. Эти группы могут быть выделены по следующим критериям: возраст: формулы речевого этикета, связываемые с молодежным жаргоном (Алё, Чао, Гудбай); специфические формы вежливости в речи людей старшего поколения (Благодарствую, Окажите любезность); образование и воспитание: более образованные и воспитанные люди тяготеют к более аккуратному употреблению единиц речевого этикета, более широко употребляют «Вы»-формы; пол: женщины в среднем тяготеют к более вежливой речи, реже употребляют грубую, близкую к бранной  лексику, более щепетильны в выборе тем; принадлежность к специфическим профессиональным группам.

Стилистические различия в употреблении единиц речевого этикета в значительной степени определяются принадлежностью речи к различным функциональным стилям. Фактически каждый функциональный стиль имеет свои этикетные правила. Например, деловая речь отличается высокой степенью формальности: участники коммуникации, лица и предметы, о которых идет речь, называются их полными официальными наименованиями. В научной речи принята довольно сложная система этикетных требований, определяющих порядок изложения, ссылок на предшественников и возражений оппонентам (к несколько архаичным проявлениям научного речевого этикета, несомненно, относятся «Мы»-формы: «Выше мы уже показали…» — в том числе от имени одного автора). Кроме того, различным функциональным стилям могут соответствовать особые формы обращения (например, обращение – «Коллеги», в научной речи).

Единицы речевого этикета благодаря своей социостилистической маркированности и широкому использованию в речевой практике существенно расширяют экспрессивно-стилистические ресурсы языка.

Запреты на употребление ненормативной лексики в речевом этикете нередко сочетается с рекомендациями или предписаниями заменять ее эвфемизмами. Это касается собственно непристойных слов и выражений и тех, что слишком прямо называют предметы и явления, говорить о которых в данной культуре не принято. Одни и те же выражения могут считаться запретными в одних коллективах и допустимыми в других. В одном и том же коллективе может считаться допустимым или, по крайней мере, простительным употребление бранных слов; однако строгость запрета резко возрастает в присутствии женщин и детей.

Среди этикетных требований, предъявляемых к устной речи, важное место занимает интонация высказывания. Носитель языка безошибочно определяет весь диапазон интонаций – от подчеркнуто вежливой до пренебрежительной. Однако определить, какая интонация соответствует речевому этикету, а какая выходит за его рамки, в общем виде, без учета конкретной речевой ситуации едва ли возможно. Так, в соответствии с этикетными правилами интонация не должна указывать на пренебрежительное или покровительственное отношение, намерение поучать собеседника, агрессию и вызов. В особенности это касается разного рода вопросительных высказываний. Например, один и тот же вопрос: «Где Вы были вчера вечером?» — допускает разную интонацию в зависимости от того, кому и кем этот вопрос адресован: начальником — подчиненному, представителем следственных органов — подозреваемому; одним приятелем другому; одним собеседником другому в ходе светского разговора «ни о чем».

Невозможно назвать языковую культуру, в которой не были бы представлены этикетные требования к речевой деятельности. Истоки речевого этикета лежат в древнейшем периоде истории языка. В архаическом обществе речевой этикет (как и этикет в целом) имеет ритуальную подоплеку. Слову придается особое значение, связанное с магическими и обрядовыми представлениями, взаимоотношениями человека и космических сил. Поэтому речевая деятельность человека, с точки зрения членов архаического общества, может оказывать непосредственное воздействие на людей, животных и окружающий мир. Регламентация же этой деятельности связана, прежде всего, со стремлением вызвать те или иные события (или, напротив, избежать их). Реликты этого состояния сохраняются в различных единицах речевого этикета. Например, многие устойчивые формулы представляют собой ритуальные пожелания, некогда воспринимавшиеся как действенные: «Здравствуйте» (также «Будьте здоровы»); «Спасибо» (от «Спаси Бог»). Аналогичным образом многие запреты на употребление слов и конструкций, которые в современном языке рассматриваются как бранные, восходят к архаическим запретам — табу.

В качестве примера приведу русский мат. Не так уж и давно эти слова ненормативной лексики ушли в подзапретную зону. Если вы откроете любую энциклопедию, в которой напечатана «кириллица» вы, возможно, будете слегка шокированы. Конечно же, вы, помните, что в «кириллице» каждая буква обозначена каким-то словом — аз, буки, веди и так далее. Так вот буква «х» там обозначена именно тем самым сакраментальным словом из трех букв. И для монаха, который это писал, в нем не было ничего запретного. Эти слова ушли в подзапретную область в результате борьбы христианства с язычеством, поскольку являли собой языческие символы плодородия. И для верующего христианина, например, совершенно неприемлемо поминать через каждые два слова печально знаменитую «мать», поскольку данное словосочетание является страшным языческим ругательством и мать в данном случае имеется в виду божья — Дева Мария.

На древнейшие представления о действенности слова накладываются более поздние пласты, связанные с различными этапами в эволюции общества и его структуры, с религиозными верованиями.

Особо следует отметить достаточно сложную систему речевого этикета в иерархических социумах, где правила речевого общения, вписываются в семиотику общественной иерархии. Примером может служить двор абсолютного монарха (средневековый Восток, Европа на рубеже Нового времени). В подобных социумах этикетные нормы становились предметом обучения и кодификации и играли двоякую роль: позволяли говорящему выразить уважение к собеседнику и одновременно подчеркнуть изысканность своего собственного воспитания. Хорошо известна роль в формировании новой, европеизированной элиты России, которую сыграли в Петровскую эпоху и последующие десятилетия пособия по этикету, в том числе и речевому: «Юности честное зерцало», «Приклады, како пишут комплементы разные».

В речевом этикете практически всех народов можно выделить общие черты. Так, практически у всех народов существуют устойчивые формулы приветствия и прощания, формы уважительного обращения к старшим. Однако реализуются эти черты в каждой культуре по-своему. Как правило, наиболее развернутая система требований существует в традиционных культурах.

При этом с известной долей условности можно сказать, что осмысление речевого этикета его носителями проходит как бы несколько стадий. Для замкнутой традиционной культуры характерна абсолютизация этикетных требований к поведению вообще и к речевому поведению в частности. Носитель другого речевого этикета воспринимается здесь как плохо воспитанный или безнравственный человек, либо как оскорбитель. В более открытых внешним контактам социумах обычно более развито представление о различии речевого этикета у разных народов, а навыки подражания чужому речевому поведению могут быть даже предметом гордости члена социума.

В современной, особенно городской культуре, культуре индустриального и постиндустриального общества место речевого этикета коренным образом переосмысляется. Подвергаются эрозии традиционные основы этого явления: мифологические и религиозные верования, представления о незыблемой социальной иерархии. Речевой этикет теперь рассматривается в чисто прагматическом аспекте, как средство достижения коммуникативной цели: привлечь внимание собеседника, продемонстрировать ему свое уважение, вызвать симпатию, создать комфортный климат для общения. Этим задачам подчиняются и реликты иерархических представлений. Сравните, например, историю обращения «Господин» и соответствующие ему обращения в других языках: элемент речевого этикета, который некогда возник как знак социального статуса адресата, впоследствии становится общенациональной формой вежливого обращения.

С другой стороны, речевой этикет остается важной частью национального языка и культуры. Невозможно говорить о высоком уровне владения иностранным языком, если это владение не включает в себя знание правил речевого общения и умение применять эти правила на практике. Особенно важно иметь представление о расхождениях в национальных речевых этикетах. Например, в каждом языке существует своя, формировавшаяся веками система обращений. При буквальном переводе смысл этих обращений подчас искажается; так, английское «Dear» используется в официальных обращениях, тогда как соответствующее ему русское «Дорогой» употребляется, как правило, в менее формальных ситуациях. Или другой пример — во многих культурах Запада на вопрос «Как дела?» следует отвечать: «Хорошо». Ответ «Плохо» или «Не очень» считается неприличным: собеседнику не следует навязывать свои проблемы. В России на тот же вопрос принято отвечать нейтрально, скорее, с негативным оттенком: «Ничего», «Помаленьку».

Замечательный знаток русской речи Владимир Иванович Даль привел множество приветственных формул, которые были приняты в России в прошлом. Здороваясь с заканчивающими жатву, говорили: «С двумя полями сжатыми, с третьим засеянным!». Молотильщикам так же желали успешной работы: «По сту на день, по тысяче на неделю!». «Свеженько тебе!» — здоровались с девушкой, черпающей воду. «Хлеб да соль!» или «Чай да сахар!» — говорили едящим или пьющим.

С помощью словесных формул этикета мы выражаем отношения при встрече и расставании, когда кого-либо благодарим  или приносим свои извинения, в ситуации знакомства и во многих других случаях. Каждый язык обладает своим фондом этикетных формул.

Вот, лишь некоторые этикетные формулы, принятые в русском языке:

Формулы:                                      Употребление формул:

До свиданья (- ия)!                         В любой ситуации.

Всего хорошего!                                      В любой ситуации с оттенком

Всего доброго!                               пожелания.

До встречи!                                              Вместо «до свидания», когда предполагается условленная встреча.

Прощайте!                                      При прощании на длительный срок или навсегда.

Спокойной ночи!

Доброй ночи!                                  Прощание на ночь.

Счастливо!                                      Непринужденное, дружеское.

Всего!                                              Дружеское, с оттенком

Привет!                                           фамильярности. Употребляется

Пока!                                               хорошо знакомыми, близкими людьми, чаще – среди молодежи.

Бывай!                                             Грубовато – сниженное,

Будь!                                               нелитературное.

Разрешите попрощаться!

Позвольте попрощаться!               Официальное.

Разрешите откланяться!                 Официальное, употребляют люди

Позвольте откланяться!                 старшего поколения.

 Этикет на радио полностью перенял все основные формы общеязыкового речевого этикета. Однако речевой этикет на радио заключается не только в формулах начала и финала радиообращения к реципиенту, но и во всем строе речи.

Интересно, что с размыванием норм речевого этикета в обществе на радио происходят аналогичные процессы. Это породило особую форму радиопередач, так называемое эпатажное радио, построенное именно на нарушениях речевого этикета.

Известен целый ряд ведущих, добившихся успеха благодаря этому «творческому» приему. Например, главный  мировой радиомонстр, нью-йоркский ди-джей, Говард Стерн, рядом с которым российские виртуозы эпатажа больше похожи на невинных овечек. Он позволяет себе в эфире все, вплоть до выпускания газов. Только он может довести дозвонившуюся слушательницу до оргазма, попросив ее сесть причинным местом на колонку стереосистемы, по которой она слушала его передачу.

Давайте попробуем чуть подробнее разобраться, как же все это работает.

Эпатировать (от французского epater – поражать) — ошеломлять необычным поведением, скандальными выходками, нарушение общественных правил и обычаев. То есть, эпатаж появляется тогда, когда есть некая норма, правило, табу, признанное либо всем обществом, либо его частью. Поэтому неудивительно, что темы для эпатирования выбираются самые табуированные: секс, некоторые физиологические процессы, смерть. Надо сказать, этих тем не так уж и много. Но просто нарушения нормы недостаточно, нужно чтобы это кого-то «поразило, ошеломило». Рассмотрим на конкретном примере, почему и каким образом работает этот прием: если ди-джей (а так действительно порой бывает) забыл выключить микрофон, и сказал неприличное слово, то это не эпатаж. Эпатаж — это, когда он то же самое сделает в эфире сознательно.

Основные формы радиоэпатажа:

«Мастер намека». Отсутствие изображения провоцирует слушателя самостоятельно представить сказанное. Радиослушатели — люди с воображением. Поэтому эпатажные Ведущие — мастера намека.

 «Очень откровенный». Люди обычно слушают радио в удобной домашней обстановке или автомобиле. Оттого общение Ведущих со слушателями носит более доверительный характер. Это, наверное, и способствовало развитию на радио эпатирующих откровений на интимные темы, что особенно наглядно проявляется в ночном эфире. Намек и откровения дают огромные возможности для развития на радио темы секса. Этот жанр был рожден именно на радио и лишь позднее был передан на ТВ.

«Без напряжения». Музыкальное радио призвано развлекать. Поэтому здесь не рассказывают про горы трупов и прочие криминальные мерзости, и дают в эфир минимум острых социальных проблем. Это серьезно отличает радийный эпатаж от телевизионного. На радио все легко и беззаботно, и эпатаж здесь как матерное слово в анекдотах, придает экспрессии и пикантности.

«Очень музыкально». Музыка – начинка форматного радиоэфира, следовательно, если уж о чем-то эпатажничать на радио, так это о ней. Делается это так, берет ди-джей текст какой-либо известной песни и находит в ней глубоко скрытый неприличный смысл. Так один ди-джей отыскал любопытный смысл в банальном слове «как». «Как, как, как» повторял он на все лады, радуясь своей находке. А другой ди-джей заканчивал свой эфир фразой типа «Спасибо Филиппу Киркорову и Боре Моисееву за то, что их не было в нашей программе». Что это, если не эпатаж.

«Неформальность в общении со слушателями». Ведущий для слушателя основной человек на радио. Он может его вывести в эфир, а может в любой момент убрать, может исполнить его музыкальную просьбу, а может просто над ним жестоко пошутить. Вот пример диалога со слушателями одного известного ди-джея»:

«Слушатель: Я хотел бы прослушать песню Алены Апиной «Ксюша»?

Ди-джей: Вы знаете, у нас, к сожалению, нет такой песни. Не могли бы вы нам  дать ее переписать, если у вас она есть дома.

Слушатель: Да, конечно, есть.

Ди-джей: Так че ты в эфир звонишь, дома ее и слушай».

«Импровизационный». На радио большинство программ идут в прямом эфире, поэтому и эпатаж часто возникает без особой подготовки.

Основной потребитель эпатажа — молодежь. Именно она является основной аудиторией музыкальных FM-станций. А для молодежи, как известно свойственно желание разрушить нормы поведения взрослых. Кроме того, эпатаж — часть молодежной субкультуры, молодежного стиля общения, построенного на неформальности и постоянном стремлении к экспрессии. Я думаю, что эпатажное радио имеет право на существование, коль уж у него есть свой слушатель. Однако норма  -  это, простите за неудачный каламбур, есть норма. И соблюдение речевого этикета пока еще никто не отменял.

1994 год.

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2013 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

Print Friendly

Коментарии (1)

  1. 18:18, 15.05.2016Елена  / Ответить

    Замечательные посты о радио, прочитала с удовольствием, спасибо Вам!

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.