В. Карп. Речь на радио. Средства выразительности аудиоискусства.

Из всех способов показа драматургии, радио – наиболее визуальное. Джон Ривз.

 

Поговорим о радио как о форме аудиоискусства, поскольку во всех формах его записи, воспроизведения и ретрансляции к реципиенту, оно имеет общую специфику, и таким образом общие средства выразительности.

Основным средством выразительности на радио является звук во всем многообразии его проявлений.

Тишина и звук. Звук воспринимается только на фоне тишины. Тишина  несет в себе акустический эффект, но только там, где звучат слышимые звуки, на контрасте с ними. Когда различные вещи начинают говорить, их различные голоса делают их еще более различными, еще более индивидуальными. Вещи звучат различно, когда же они смолкают, они молчат одинаково. Существуют тысячи разных звуков, тишина же, кажется всегда одинаковой, но это только на первый взгляд. Звук отделяет видимые вещи друг от друга. Тишина сближает их, делает родственными.

Тишина и молчание (отсутствие слова). Тишина всего лишь пауза перед началом слова. Нарушение тишины звуком механистично и физиологично (таково условие восприятия звука). Нарушение же молчания словом, персоналистично и осмысленно. В тишине — ничто не звучит (или нечто не звучит), в молчании — никто не говорит (или некто не говорит). Молчание возможно только в мире людей (и только для человека). Конечно, и тишина и молчание всегда относительны.

Как работает молчание — пауза (отсутствие речи), легко проследить на примере японского традиционного театра. «Сердцевиной японского исполнительского искусства являются так называемые «ма» (паузы). Причем эта пауза не временная. Она также не связанна с психологией выражения. К этому понятию паузы подходит то, что в японском искусстве называется кокю (унисон, сопереживание) или ёхаку (оставление незаполненным пространства, белое пятно). Искусство паузы стало со временем настолько отточенным, что фактически превратилось в способ выражения. Нечто подобное Мейерхольд окрестил термином «предигра». (М. Гундзи).

Молчание в аудиоискусстве один из необходимых компонентов. Молчание рождает слово. Слово выражение мира людей. Оно — главная единица общения, основа второй сигнальной системы, семиотическая единица, лежащая в основе коммуникаций человеческого общества.

Звук и язык, звук и слово — не одно и то же. Человеческая культура разговаривает с нами, то есть передает нам информацию, различными языками. Некоторые из них имеют только звуковую форму. «Таков, например, распространенный в Африке «язык тамтамов» — система упорядоченных ударов в барабаны, при помощи которой африканские народы передают сложную и разнообразную информацию» (Ю. Лотман).

Но из игры отдельными звуками родилось слово. Попытка подражать услышанным звукам породила слова звукоподражательного ряда. В так называемых звукоподражательных словах «упаковка» сама по себе говорит очень много, почти все о том, что должно означать слово (жужжать, лай, вой).

Но в подавляющем большинстве случаев слово — совершенно условное звуковое обозначение понятия. Зачастую звучание совершенно не совпадает со смысловым значением слова. «Скрипка» — прямо-таки клевета на нежнейший из музыкальных инструментов. А что есть молниеносного в длинном составном, архаичном слове «молниеносный»? А какая смешная, собственно говоря, фамилия Пушкин? Хорошо известен рассказ князя Вяземского из «Старой записной книжки»: когда спросили приезжего итальянца, что могут означать слова «любовь», «дружба», «телятина», он сказал, что «любовь» и «дружба» — это, вероятно, что-нибудь жесткое, если не бранное, а «телятина», несомненно, что-то нежное, ласковое, обращенное к женщине.

Но дело в том, что слово только в словарях, и то, только в самых кратких или самых плохих, выступает в совершенно нереальном одиночестве. В живой речи оно непрерывно вступает в связи, в общение с другими словами.

«Язык — это раньше всего некоторое соглашение людей, некоторая договоренность по основным вопросам. Английский язык огромное соглашение, которое объединяет очень большую часть мира» (Л. Стронг).

Значение слова само по себе внеэмоционально. Есть слова, специально обозначающие эмоции: «радость», «скорбь», «грусть» и так далее, но и они нейтральны, как и все прочие (Чья радость? По какому поводу?). Нейтральность значения слов языка обеспечивает его общность и взаимопонимание всех говорящих по использованию слов. Однако слово всегда носит индивидуальный характер.

Слово или ряд слов имеющие законченный смысловой характер представляют собой предложение. Предложение, как и слово, обладает законченностью значения и законченностью грамматической формы. Но эта законченность значения имеет абстрактный характер и именно поэтому является такой четкой. Это законченность элемента, а не завершенного целого. Предложение, как единица языка, подобно слову, не имеет автора.

Человеческая речь, голос — сами по себе не являются средством выразительности. Попробуйте безинтонационно прочитать какой-либо текст, и вы увидите, как он обессмыслится, перестанет нести информацию. Следовательно, средством выразительности является речевое общение во всех его формах: диалог, монолог, полилог.

Кроме человеческой речи средствами выразительности аудиоискусства служат: музыка, шумы реальные и синтезированные, и паузы — моменты тишины.

Шумы являются самостоятельным средством выразительности аудиоискусства. Шумы в аудиоискусстве настолько выразительны, что даже породили особый вид монтажа — звукошумовой монтаж, представляющий собой организацию  и фиксацию шумовых средств выразительности.

Шумовым (звукошумовым) оформлением называют шумы и звуки, организованные в определенном темпе и ритме и используемые в постановочных целях. В зависимости от стиля и общего решения постановки шумовое оформление может быть реалистическим, фантастическим, абстрактно-условным, гротескным и еще бог весть каким (все зависит от того какую смысловую и эмоциональную нагрузку в него вкладывают). Оно достигается путем введения шумовых эффектов.

Шумовой эффект — искусственное воспроизведение шумов (естественных и неестественных). Их следует отличать, хотя это и не всегда легко, от слова, музыки, звукоподражания и от шумов, имеющих естественное происхождение. Шумовой эффект может производиться с помощью разного рода технических средств, когда он мотивирован фабулой, или за ее пределами,

Драматургические функции шумов:

  1. Эффект воспроизведения реальности. Имитация звуков (телефонный звонок, шум ветра за окном, работающее радио и т.д.) включается в процесс действия.
  2. Создание среды или атмосферы. Звуковое оформление вызывает в сознании реципиента ассоциации, характеризующие данную среду.
  3. Звуковой фон. Создание образа конкретного места, той или иной глубины пространства, определенной атмосферы.
  4. Звуковой контрапункт. Создание эффекта параллельного основному действию.

Людям, работающим в сфере аудиоискусства необходимо сломать в себе потребительское отношение к понятиям «шумы, музыка, речь». Любое действие — есть музыка, шум, гул времени, слышимое пространство. Как различно звучит тишина пустыни и тишина камеры смертников, как различно гудит ветер у подножия египетских пирамид и на поле боя. Иногда пространство воет и плачет. Время, история — это гул толп, плач детей и топот тысячи ног.

Музыке как средству аудиовыразительности довольно часто не уделяется должного внимания. А ведь уже в тридцатых годах двадцатого века на заре развития этого искусства Бертольд Брехт писал: «Редко доводится слышать о работах действительно крупных музыкантов для радио. Не имеет никакого смысла от случая к случаю … привлекать их к оформлению радиопостановок: подобные работы должны быть представлены во всем «принципиальном» значении,  причем  желательно  включать … произведения, созданные специально для радио».

Музыкальная компонента неотъемлемая часть аудиоискусства, входящая составным элементом в ее структуру. Музыка (инструментальная и вокальная) может выполнять различные функции: служить характеристикой персонажей, времени и среды действия, сообщать эпизоду, постановке или радиопрограмме эмоциональную окраску, выявлять авторское отношение к изображаемому, выражать идею. Такая музыка включает в себя сольные и инструментальные номера, вокал, симфонические картины, народную и профессиональную музыку. Музыкальная концепция определяется замыслом, жанровыми и стилистическими особенностями.

Постановочная музыка имеет двуплановую структуру, сочетая музыкальное сопровождение постановки с музыкой исполняемой персонажами. Она может эмоционально сопровождать действие, звучать параллельно ему (неся свой образ) или контрапунктно (разоблачая действие). Действие может изменять эмоциональную характеристику музыки, но и музыка может в корне изменить эмоциональный смысл действия. Постановочная музыка в основе своей инструментальная, хотя и допускает разнообразные вокальные «вкрапления». Она сочетается с различными естественными звуками-шумами, не только чередуясь с ними, но и «накладываясь» на них (например, на артиллеристскую канонаду, рокот волн или речь персонажей). Постановочная музыка «прерывна», постоянно сменяется длинными паузами или диалогами. Она является «сверхпрограмной», поскольку не только пишется по существующему сценарию, но и подчиняется длительности каждого его фрагмента.

Как правило, музыка вводится двумя основными способами или их комбинациями:

  1. Музыка, производимая и мотивированная вымыслом. Например, персонаж поет или играет на музыкальном инструменте.
  2. Музыка, исполняемая вне действия, своеобразный комментарий к нему.

«Музыка – самое совершенное искусство. Слушая симфонию, не забывайте о театре. Смена контрастов, ритма и темпа, сочетание основной темы с побочными — все это так же необходимо в театре, как и в музыке. Композиционное разрешение музыкальных произведений часто может помочь вам найти какие-то композиционные принципы разрешения спектакля», — писал Всеволод Эмильевич Мейерхольд.

Музыка выполняет определенный ряд функций, каковыми являются:

1. Иллюстрация и создание атмосферы, соответствующей ситуации. Музыка отражает и усиливает эту атмосферу  (прием аккомпанемента);

2. Структурирование: музыка связывает воедино разрозненные фрагменты (прием создания континуума);

3. Прием контрапункта: как у Эйзенштейна, когда музыка иронически подчеркивает момент текста или игры. К этому же приему относятся, например брехтовские зонги;

4. Прием узнавания: создавая мелодию, припев, композитор вводит в структуру лейтмотивы, вызывая ожидание мелодии и размечая тематическое или драматургическое развитие.

5. Кинематографическая музыкальная техника: для создания атмосферы и серии эпизодов с коррелятивным развитием мелодии.

В последние годы музыка стала приобретать в аудиоискусстве исключительно важное значение, вплоть до того, что становится структурой, ритмизующей постановку в целом.

Приведу в качестве примера того, как используются музыкальные средства выразительности на современном радио такое специфическое явление как «звуковая одежда эфира».

Данный термин рассматривает радиоэфир как своеобразный музыкальный аппарат, одними  из главных составляющих которого являются джинглы (jingles).

По классическому первоначальному значению этого слова под джинглами понимались пропетые одиночным или групповым вокалом позывные радиостанции. Сегодня это значение расширилось.

Все джинглы можно разделить на две большие группы: формальные (идентификационные) джинглы и джинглы, призванные выполнять разнообразные художественные задачи. Функции первой и второй группы достаточно часто пересекаются и при этом, естественно, дополняют друг друга.

К первой группе можно отнести: ID-jingle — главный идентификационный джингл радиостанции, ее часовой позывной; специальные характерные джинглы, открывающие и закрывающие выпуски новостей, различные рубрики и специальные программы, музыкальные подкладки и так далее. Сюда же относятся линейные идентификационные джинглы, напоминающие слушателю, на волне какой радиостанции он находится.

В первой группе оказываются также так называемые лайнеры — короткие фразы без музыкальной подкладки. Обычно они накладываются на вступление песни и служат своего рода механическими ди-джеями, доносящими до слушателя ту или иную информацию.

Ко второй группе можно причислить так называемые художественные джинглы, призванные создать непрерывность и единство музыкального потока. Их можно условно разделить на соединяющие и разъединяющие.

Под соединяющими джинглами понимаются элементы эфира, смягчающие переход от громкой песни к тихой, от быстрой к медленной, от ударника в конце одной композиции к скрипке в начале другой. Обычно эти джинглы бывают относительно короткими: от трех-пяти до десяти-двенадцати секунд.

К этой группе можно причислить также другие оформительские элементы эфира, которые на радийном жаргоне называются словом «звучки». Речь идет о так называемых свиперах, бамперах, различных бриджах, в которых не звучит позывной (логотип) радиостанции, но которые помогают красиво переходить от одной песни к другой, соединяя в единое целое все фрагменты программного продукта, делая его более динамичным, ярким, насыщенным, разнообразным.

Под разъединяющими джинглами понимается группа элементов эфира, позволяющих безболезненно осуществить смену эмоциональной характеристики эфира — перейти, скажем, от веселой шуточной песни к печальному шлягеру о потерянной любви. Обычно эти джинглы больше предыдущих по хронометражу и могут звучать от пятнадцати до двадцати пяти секунд.

Как правило,  радиостанции имеют рабочий пакет, состоящий из десяти-двенадцати базовых джинглов плюс по три-четыре художественных вариации на каждый из них.

Звуковая одежда эфира — частный случай использования музыки и шумов как элементов выразительности в аудиоискусстве.

Музыка и шумы создают пространственный элемент в аудиоискусстве и выполняют своеобразную функцию звуковых декораций.

Звуковая декорация — способ передачи обстановки с помощью звуков — шумов и музыки, а так же различных способов специальной обработки звуков (например «холл»).

Нередко ту же пространственную функцию выполняет и слово.

Словесная декорация возникает благодаря комментарию, описывающему место действия. Такое описание зачастую максимально лаконично — слушателю предлагается самому  представить себе как визуальный ряд, так и разного рода его трансформации. Эпизоды нередко соединяются посредством простого пространственного указания или обмена репликами, в которых называются различные места действия.

Звуковая и словесная декорации возбуждают фантазию слушателя и, кроме того, они являются элементами ритмической организации.

И в завершение темы мне бы хотелось привести высказывание Григория Козинцева:  «Звук — какое это сложное понятие. Взятый тон. Разве дело только в слышимом?..

                                 Что в ней рыдало? Что боролось?

                                  Чего она ждала от нас? -

писал Блок о Комиссаржевской.

Гоголь слышал звук струны, звенящей в тумане, им кончились «Записки сумасшедшего».

Блок повторил этот образ, но усилил, изменил характер звука.

                                  Так звени стрелой в тумане

                                  Гневный стих и гневный вздох».

1994 год.

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2013 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.