В. Карп. Речь на радио. Слово в эфире.

Раньше, когда меня никто не знал, я шел и плевал направо и налево, а сейчас, чтобы плюнуть, надо искать урну. Юрий Левитан.

 

         Ведущей фигурой на радио, безусловно, является человек у микрофона. Эта фигура имеет множество ипостасей: Диктор, Ведущий, Комментатор, Ди-джей, Энкермэн и еще с десяток слов обозначающих людей профессионально общающихся с нами в радиоэфире. При всем внешнем разнообразии проявлений суть этих «профессий» одна: человек сидит у микрофона и говорит. Разница лишь в том, как он говорит. Так для Диктора характерен официальный или официально-деловой стиль речи, для Ведущего на радио — литературно-разговорный или публицистический, а для Ди-джея (как правило) — фамильярно-разговорный тип речи.

Поскольку у человека перед микрофоном огромная аудитория, его профессиональная обязанность заключаются в том, чтобы привлечь и удержать  ее внимание. При этом он от своих слушателей совершенно изолирован – он их не видит, не чувствует их реакции, для него слушатели существуют только в его воображении. Но ведь и он невидим слушателю, и его визуальный образ «существует» лишь в воображении этого невидимого слушателя.

А потому общаясь с этим воображаемым слушателем и будучи сам «воображаем» этим слушателем, человек у микрофона обязан вызвать в его воображении зрительные образы, включающие и его собственный «зрительный» образ и визуальные образы вещей, событий, явлений о которых он говорит.

Для такой «материализации» задействуется специфический механизм присущий всем временным искусствам как второстепенный фактор, но превращающийся в доминирующий фактор в аудиоискусстве. «Дело в том, что реальная информационная емкость слова и внесловесного звукосочетания далеко не одинакова. Изобразительные возможности слова ничем в принципе не ограниченны, поскольку абсолютная условность словесного обозначения лишает его какой-либо внешней связи с обозначаемыми предметами. Словом можно обозначить (и соответственно с помощью слов изобразить) все формы материального бытия — звучащие и беззвучные, объемные и бесплотные, многоцветные и бесцветные, статичные и динамичные и т.д.; что же касается звука, то он способен обозначить только непосредственно звучащие явления, а беззвучные он может изобразить лишь опосредованно, апеллируя к ассоциативным связям, образованным в нашем сознании единством зрительного и слухового восприятий мира…» (М. Каган).

Образ человека у микрофона возникает как результат органического включения устной речи в синкретизм поведения человека — мимика, жест, внешность, даже одежда, тип лица — все, что дешифруется с помощью различных видов зрительной и кинетической семиотики, составляет ее части. При этом разные типы знаков — словесные, изобразительно-жестовые и мимические, изобразительно-звуковые и т. п. — входят в устную речь и как элементы разных языков, и в качестве составляющих единого языка. «В этом отношении организация устной речи ближе всего к знаковой системе кинофильма» (Ю. М. Лотман).

Устная речь – всегда речь, обращенная к собеседнику. Это обусловливает наличие у обоих участников коммуникации общей памяти. Устная речь, как правило, опускает то, что собеседнику известно. Еще Вольтер говорил, что «искусство быть скучным — это сказать все».

Конечно, мы живем в информационном океане. И говорящий в микрофон человек лишь частица этого океана. Он обязан учитывать, что его слушатель с трудом справляется с этой информационной напастью, и должен помочь ему как то сориентироваться и не утонуть в его прямо скажем «мутных» волнах. А как часто мы попросту не можем понять, осмыслить того, что о чем бормочет наш невидимый собеседник. Нередко человек у микрофона так забалтывает текст, что информация, которая изначально была в нем заложена, искажается до неузнаваемости. Слушая такого «говорильщика» невольно вспоминаешь анекдот:

«- Этот ваш Паваротти  он и петь-то толком не умеет.

- С чего ты так решил?

- А мне Федя насвистел…».

Так же нередко выглядит и информация, которая звучит по радио. Тот кто ее «насвистывает» даже не задумывается о самых простых вещах, обязательных для того кто берется что-то рассказывать тысячам людей. В первую очередь об ответственности, которую должен чувствовать человек, берущий в руки микрофон. Эта ответственность включает в себя как обязательное условие профессионализм и свободное  владение языком, на котором идет передача. Литературным  языком. А вед он — человек «наполняющий строки текста дыханием живой речи» (О. Высоцкая).

Эта ответственность подразумевает отсутствие у человека перед микрофоном дефектов речи, умение правильно дышать у микрофона, не захлебываться словами. И наконец полное понимание того что он говорит тысячам своих слушателей. Человек у микрофона просто обязан быть личностью. Поэт Михаил Светлов как-то сказал Юрию Левитану: «Юра, когда ты умрешь, твое горло отдадут в институт мозга». Глотки некоторых «радиоговорильщиков» подвязавшихся на современном радио как мне кажется, тоже вполне могут быть экспонатами, но не в институте мозга, а в институте эволюции видов – как доказательство теории Дарвина.

1994 год.

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2013 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.