В. Карп. Речь на радио. Материализация звука.

Звук в аудиоискусстве имеет содержание, которое оно материализует через ряд весьма специфических механизмов. Чтобы понять, как это происходит, давайте обратимся к тому, как осуществляется подобная материализация комплексом временных искусств. Временные искусства делают это трояким способом.

Во-первых, с помощью слова — звучащего или обозначенного графически. Например, в литературе.

Во-вторых, с помощью внесловесных звуковых отношений, извлекаемых с помощью самых разнообразных звуковых инструментов, в том числе и человеческим голосом (т.н. просодия). Такие инструменты, так же как и слово существуют в реальном акустическом и в условно графическом (нотном) виде. Например, в музыке.

И, наконец, с помощью сливающихся воедино словесных и звукоинтонационных средств. Например, в вокальной музыке.

Аудиоискусство наследуя все эти способы материализации, достигает, однако, с их помощью не только акустического (временного), но и пространственного  эффекта, намекая на пространственные отношения, и  материализуя их своими специфическими способами.

Радио это особый, удивительный мир. Мир, в котором звук является не только информацией, но и средством пространственной ориентации, выразителем пространства. Мир звуков, шумов, слов, эмоций.

Известный итальянский спортивный комментатор Даниэлло Спаче как-то признался своим коллегам в том, что как только он начинает прямую радиотрансляцию у него возникает ощущение, будто он попал в какой-то совершенно иной мир живущий и действующий по иным, отличным от земных, физическим законам. В этой странном мире нет ничего важнее крика и ничего позорнее тишины. Обычные человеческие реакции изменяются до неузнаваемости, а то, что доставляло радость, в этом мире нередко вызывает боль. «Там где от человека остается только голос, привычные законы мира уже не работают» — говорил он.

Этот удивительный мир, кажется, еще не до конца воспринят и осознан. Ведь тысячелетия, речь, существующая отдельно от ее физического источника воспринималась людьми как нечто божественное или, если хотите, дьявольское. И мы все на подсознательном уровне не в состоянии вот так, за каких-то сто лет, напрочь избавиться от этого устоявшегося стереотипа. Но если Вы решили работать на радио, Вам придется от этого стереотипа отказаться.

Заглянем за «глянцевую обложку» и посмотрим, как устроен этот таинственный мир, одним из основных материалов которого является слово.

Слово? Значит, вполне оправданной будет аналогия с другим видом искусства, оперирующим тем же материалом. Я имею в виду литературу, материалом которой так же является слово.

Еще Аристотель установил, что с помощью словесного обозначения можно описывать «единичное, фактическое, или общее, закономерное, или же возможное и вероятное, то есть общее выступающее в форме единичного». Исходя из этого определения, Аристотель различал следующие три области словесности — «историю», «философию» и «поэзию». Переводя это определение на современный язык, мы можем выделить три основные формы словесного бытия информации — документальную, научную и художественную.

Не вдаваясь в долгие рассуждения на тему о том, является ли такое членение в наше время исчерпывающим или же следует выделить наряду с этими тремя еще какие-то типы словесного закрепления информации, констатируем тот факт, что в аудиоискусстве мы имеем дело с распространением все тех же трех типов информации (информационные, научно-популярные и художественные формы). Речь идет, разумеется, не о фиксации и трансляции иных видов искусства (например, радиотрансляция концерта), а исключительно о собственно формах аудиоискусства.

Все эти типы закрепления присутствуют и на радио.

Но ведь, как правило, радио воспринимается всего лишь как фоновый шум — его слушают, занимаясь иными делами, между делом. Крайне редко найдется человек, специально бросивший все свои дела, чтобы послушать радио. К тому же радиослушатель жестко дифференцирован по социальным группам. Они всегда жестко ограниченны во времени и, таким образом, не допускают уставания слушателя. Все это дает нам право относить радиопрограммы скорее к явлениям информационным, либо к явлениям массовой культуры. Но это отнюдь не означает, что вышеназванные типы закрепления информации деформируются каким-либо образом или не функционируют вовсе. Просто на радио сегодня доминирует информационный тип закрепления информации. Но ведь были временна, когда художественное вещание на радио занимало до сорока процентов эфирного времени. К тому же появление Интернет-радио, формы его потребления, возможности Интернет-сети и возникающие в связи с ними новые формы интернет-радио-вещания, порождают иной тип восприятия и создают новые возможности контакта с реципиентом, например, такие как персональное радио, интерактивное или многоформатное радио.

1994 год.

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2013 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.