В. Карп. ДОРОГА. (ФЕДЕРИКО ГАРСИА ЛОРКА).

Пьеса в двух действиях.

 Действующие лица

Федерико.

Девочка.

Женщина в черном, она же Маска Старой Скарлатины.

Женщина в красном, она же Луна.

 Женщина в белом, она же Невеста.

Подполковник.

Мать.

Контрабандист.

Первый жандарм.

Второй жандарм.

Третий жандарм.

Первая девушка.

Вторая девушка.

 Юноша.

ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ.

Он идет по Дороге. И  под его ногами клубится красная пыль.

До него по ней прошли тысячи. И тысячи еще пройдут.

Здесь есть все — тополя, колодец, письменный стол, и даже гроб.

Все, что нужно Поэту для жизни и смерти.

Здесь всегда закат, а может быть рассвет. Трудно сказать.

Четыре жандарма ведут Поэта по Дороге.

Светает.

Им навстречу идут три женщины.

Женщина в черном. Женщина в красном. Женщина в белом.

Женщина в черном: Куда ты идешь, Федерико?

Федерико: Не знаю.

Женщина в черном: Куда ведет эта дорога?

Федерико: Не знаю.

Женщина в черном:  Кто эти люди?

Федерико: Не знаю. Спроси у них.

Женщина в черном:  Кто вы, люди?

Будто пальцы коснулись струны гитары.

Женщина в черном:  Молчат.

Женщина в красном:  Куда ты идешь, Федерико?

Федерико: Вверх по дороге.

Женщина в красном: А куда ведет дорога?

Федерико: А куда ведут все дороги?

Женщина в красном: Почему на этих людях черные плащи?

Федерико: Не знаю. Спроси у них.

Женщина в красном: Люди, почему на вас черные плащи?

Будто струны отозвались.

Женщина в черном:  Молчат.

Женщина в белом: Куда ты идешь, Федерико?

Федерико: Туда, куда меня приведет Дорога.

Женщина в белом: Ты знаешь, где это?

Федерико: Нет.

Женщина в белом: Зачем ты обманываешь, Федерико?

Федерико: Догадываюсь.

Женщина в белом: Ну, так повернись и иди в другую сторону.

Федерико:  Ты же знаешь… я … Не могу.

Женщина в белом: Тебе не страшно?

Федерико: Страшно.

Женщина в белом: Может быть, они ошибутся и свернут на какую-нибудь боковую тропинку?

Федерико: Может быть… Спроси у них.

Женщина в белом: Люди, не хотите ли вы свернуть?

Будто оборвалась на гитаре струна.

Женщина в черном:  Молчат… Что ты видишь, Федерико?

Федерико: Испанию.

Женщина в красном: Что ты видишь, Федерико?

Федерико: Дорогу. Пыльную гранадскую дорогу.

Женщина в белом: Что ты видишь, Федерико?

Федерико: Женщину и ребенка на дороге.

Женщина в белом: Это твоя мать. Она несет тебя маленького тебе навстречу. Смотри, какой забавный малыш…

В упавшей тьме растворились женщины и жандармы.

Федерико. Мать. Девочка.

Федерико: Мама?!

Мать: Тише, Федерико, тише. Не разбуди себя маленького.

Федерико: Разве это я?

Мать: Можешь не сомневаться. Да и кому же еще быть на этой Дороге? Это ведь твоя Дорога.

Федерико: Что мне сниться?

Мать: Ты разве не знаешь?

                                      (Поет, качая младенца).

    Над улицей ястреб.

кружит, кружит,

хочет,

выкрасть голубку

из одинокого гнезда.

Федерико: Улыбаюсь во сне… Мне снится речной камыш… как здорово скрыться в желто-зеленных стенах и, притаившись ждать тигра, пожирающего малышей? Как весело разбить часы, грызть зеленое яблоко, рассматривать муравьев, пожирающих птицу, раздавленную автомобилем?

Девочка: И тебе не жалко птицу?

Федерико: Птицу? Мне жалко автомобиль. Он никогда не останавливается у стен камыша.

Мать: Может быть, у него есть дела поважнее?

Федерико: О да! Он спешит к престолу Сатаны и ему некогда. Ему всегда некогда. Он никогда не остановится. Он спешит в свой уютный домик, в котором много-много зеркал. И в каждом зеркале он любуется своим отражением. Еще у него есть бассейн, на дне которого тоже притаилось зеркало. И в его постели притаилось зеркало. И в его стакане притаилось зеркало. В его глазах – зеркала. Как много зеркал. И в каждом зеркале он любуется отражением себя.

Девочка: А как же птица?

Федерико: Ему нет никакого дела до птиц и детей.

Мать: (Качая младенца). Хочу спать, спать

хочу спать, засыпаю

голова склонилась.

Один глаз еще открыт,

а другой закрылся.

Девочка: Ты не боишься автомобиля? Не боишься, что он поступит с тобой как с птицей?

Федерико: Я улечу, и он ничего не сможет со мной поделать.

Девочка: Ты не птица?

Мать: Какая он птица? Он же еще маленький. Спи, сынок, спи.

Поет, качая младенца.

   Тропинкою ходить

Люди не хотели.

Умерла пастушка

Цветок долины,

Цветок долины.

Федерико: Кто эта девочка?

Мать: А ты разве не знаешь?

Федерико: А должен знать?

Мать: Ты просто забыл.

Федерико: Она прелестна… она чудо… В ней угадывается женщина.

Мать: Она ей не станет… Поиграйте, поиграйте… Только к колодцу не ходите.

                            Поет, качая младенца.

    Хочу спать, спать.

Хочу спать, засыпаю

голова склонилась.

Один глаз еще открыт,

а другой закрылся.

Исчезает.

Девочка: Федерико, а почему дорога такая красная?

Федерико: От пыли.

Девочка: А почему пыль красная?

Федерико: От поцелуев.

Девочка: Она покраснела от стыда?

Федерико: Разве поцелуев надо стыдиться. Разве от того что ты целуешь, или целуют тебя надо краснеть? Нет, она покраснела от крови. Это ведь дорога Испании.

Девочка: Какая она… Как струна…

Федерико: Красная струна на кровавой гитаре Испании. Слышишь, как она поет?

Девочка: О чем ты поешь, Дорога?

Федерико: О любви и смерти… Но о Любви и Смерти. Это странная песня, с огромным вопросительным знаком в конце. Есть такие вопросы, на которые не бывает ответа. Их называют риторическими. Видишь, дорога изогнулась вопросительным знаком.

Девочка: Но ведь от любого вопроса можно спрятаться. Давай где-нибудь спрячемся, Федерико.

Федерико: Хорошо бы стать маленьким. Жить в каком-нибудь очень маленьком месте. Можно в апельсине. Ты и я. А еще лучше в виноградине.

Девочка: Ты и я. А если кто-нибудь придет и скажет: иди отсюда — ты не мой сын, твоя мать цыганка, и выгонит нас?

Федерико: А разве плохо быть сыном цыганки, Это даже лучше, чем жить в виноградине. Нет, мы не будем жить в виноградине, что нам там делать.

Девочка: Конечно, в виноградине очень тесно.

Федерико: Нам то и дороги не хватает.

Девочка: Какая тесная дорога.

Федерико: Да нам пожалуй и небо будет мало. Зачем нам прятаться от вопросов.

Девочка: Какое тесное небо.

Федерико: Бедный автомобиль — ему так тесно в его виноградине.

Девочка: Как хорошо быть сыном цыганки.

Федерико: Пусть автомобиль живет в своей виноградине, самое подходящее место для его голубой крови и его зеркал.

Девочка: А у нас кровь зеленная. Как у тополей. Смотри! Колодец. Как интересно… Глубокий.

Федерико: Там, наверное, прячется мавританская королева.

Девочка: Нет, там живет луна. Сейчас я ее поймаю!

Склоняется над колодцем и внезапно падает.

Федерико: Не надо! Пожалуйста – не надо…

Появляются жандармы.

Первый жандарм: (Заглядывая в колодец). Вечно в этих колодцах полно падали.

Второй жандарм: Следовало бы доложить по инстанции.

Федерико: Да помогите же кто-нибудь!

Жандармы не двигаются.

 Федерико вытаскивает Девочку из колодца.

Первый жандарм: Боже праведный! Синьор, бросьте ее назад! Это же русалка. Посмотрите – у нее зеленная кровь.

Третий жандарм: Какой он сеньор. Ты разве не видишь, с кем имеешь дело.

Федерико: Теперь ей уже не тесно.

Третий жандарм: Синьор подполковник, прикажите допросить?

Подполковник: Кого?

Третий жандарм: Обоих.

Подполковник: Я сам. Эй ты, девчонка, куда направляешься?

Девочка: Вверх по дороге.

Подполковник: По какой именно дороге?

Девочка: По этой.

Первый жандарм: Шляются тут…

Подполковник: А куда ведет эта дорога?

Девочка: Это как посмотреть… Кого-то она ведет вперед, а кого-то — назад. А вы разве не знаете куда идете?

Подполковник: Я все знаю. Каждый подполковник знает все. Подполковники  они вообще знают все, обо всем, обо всех, обо как, обо что, обо где… Ладно, давай второго. Где-то я тебя видел… Ты не сутенер, случаем? Знаешь дом терпимости в Кордове?

Девочка: Это такой дом, где терпят?

Федерико: Это дом, где живет одиночество. Одиночество в Кордове, — что может быть страшнее.

Третий жандарм: Молчать!

Пауза.

Подполковник: Ты, почему молчишь?

Федерико: Вы же приказали молчать.

Подполковник: А теперь приказываю говорить. Так ты сутенер?

Федерико: Я — поэт.

Подполковник: Это почти одно и тоже… Девицы начитаются ваших стихов, а потом… сам знаешь…

Девочка: Сам знаешь – что?

Подполковник: Что?!!! Можешь про меня стихи написать?

Федерико: Конечно, сеньор, ведь в вас поэзии больше, чем в Мадридской библиотеке.

Подполковник: Это ты мне льстишь. Ну-ка, посмотри мне в глаза. Я сказал — в глаза. Что ты там видишь?

Федерико: Горизонт.

Подполковник: А что там, за горизонтом?

Федерико: Люди, синьор. Они бродят бесцельно, орут пьяные песни и блюют по сто человек одновременно на картины Гойи.

Третий жандарм: Молчать!

Подполковник: Ничего себе… стишки. Куда направляешься?

Федерико: Вверх по дороге.

Третий жандарм: Молчать!

Подполковник: Тебе придется пройти с нами. Для проверки.

Федерико: Куда, сеньор?

Третий жандарм: Молчать!

Подполковник: Вверх по дороге.

Федерико: Но ведь я туда и направляюсь.

Подполковник: С кем?

Федерико: С вами, сеньор.

Третий жандарм: Молчать!

Подполковник: Девчонку бросьте назад в колодец — мы не спасательная команда.

Двое жандармов бросают Девочку в колодец.

Первый жандарм: Вечно в этих колодцах полно падали.

Третий жандарм: Молчать!

Подполковник: Шагом, марш!

Пауза.

Федерико: Куда мы идем?

Подполковник: В канцелярию. За истиной.

Федерико: Вы уверенны, что истина проживает в канцелярии.

Подполковник: А где же еще? В канцелярии в шкафах тысячи папок. В каждой папке досье. В каждом досье человек. Вся, правда. Мы знаем все, обо всех. Всю подноготную. Всю правду. А правда и есть истина.

Федерико: А душа.

Подполковник: Кого?! Зачем истине какая-то там душа?

Федерико: Истина — это что-то живое, а вы хотите запихнуть ее в папку, набить опилками и мертвецами.

Подполковник: Если я набью ее живыми крокодилами, тебе станет легче?

Федерико: Все-таки, живые.

Подполковник: Дурак. Ни черта не понимаешь. Мертвое, это возвышенное. Полюби мертвое. Все мы там будем.

Федерико: От него скверно пахнет.

Подполковник: На то оно и возвышенное. От возвышенного всегда воняет. И потом, рано или поздно от всех будет скверно пахнуть. От тебя, между прочим, тоже.

Федерико:  Тогда это буду не я.

Подполковник: А кто?

Федерико: Мертвец.

Подполковник: Об этом мертвеце будут говорить: «Вот лежит Федерико».

Федерико: О нем будут говорить «Это был Федерико».

Подполковник: Ты знаешь, куда мы идем?

Федерико: Знаю.

Четыре жандарма ведут Федерико по дороге.

Им навстречу идут женщины.

Женщина в черном. Женщина в красном. Женщина в белом.

Женщина в черном: О чем ты молчишь, Федерико?

Федерико: Я пою сигирийю.

Женщина в черном: Плач, Федерико, плач. Слезы очищают.

Женщина в красном: О чем ты молчишь, Федерико?

Женщина в черном: Он поет сигирийю.

Женщина в красном: Кричи, Федерико, кричи. Громче всех кричат мертвые.

Женщина в белом: О чем ты молчишь, Федерико?

Женщина в красном: Он поет сигирийю.

Женщина в белом: Пой. Федерико, пой. Только не расколи Землю на два полушария.

И мир провалился во тьму.

Федерико: Я не пришел забавлять Вас.

Я пришел говорить с Вами с глазу на глаз.

Человек тем и отличается от скалы, колоды или дивана,

Что у него есть глаза, как у неба.

Вы на том конце дороги.

Я иду к другому концу

А конца все равно не видать.

Пой, сигирийя, пой.

Я не пришел забавлять Вас.

Я пришел говорить с вами с глазу на глаз.

Откройте глаза пошире…

И помолчим.

Будем говорить глазами.

Пой, сигирийя, пой.

Я не пришел забавлять Вас.

Давайте присядем здесь, в кругу времени.

Какое тихое место.

Единственное место на этой Дороге,

Где можно посидеть

И поговорить с глазу на глаз.

Пой, сигирийя, пой.

Появляется Контрабандист.

Контрабандист: Подвинься, я здесь лягу.

Федерико: Ты весь в крови. Тебя надо перевязать.

Контрабандист: Уже не надо. Уходи. Это мой круг времени.

Федерико: Я не могу.

Контрабандист: Почему?

Федерико: Я поэт. А ты?

Контрабандист: Контрабандист. Что не нравится? Людям не нравится моя профессия. Я ведь нарушаю правила. Кто ты?

Федерико: Я рассказываю сны. В снах нет правил. Каждую ночь я контрабандой провожу в ваши сны радость и отчаяние, любовь и похоть, цветы и навоз. Я рассказываю сны.

Контрабандист: Расскажи мне мой сон.

Федерико: Тебе снится гора и домик на краю.

Контрабандист: Домик, с плоской крышей, обнесенной решеткой, с прудом во внутреннем дворе?

Федерико: Именно такой. Это маленький белый домик. Перегнувшись через решетку, девушка смотрит в воду, и видит свое отражение. А вода, пронизанная лунным светом, отбрасывает зеленные блики на ее смуглое лицо.

Контрабандист: Я бы отдал и коня, и седло, и нож за этот сад. Я не хочу умирать на дороге. Слышишь, она уже идет?

Гул приближающихся шагов.

Федерико: Ты не боишься смерти?

Контрабандист: А почему я должен ее бояться?

Федерико: Потому, что смерть это конец.

Контрабандист: Конец? А может … начало. Только начало чего? Многие живут между четырех стен до самой смерти и лишь тогда их выносят на солнце.

Федерико: Но ты то, ты-то ведь жил на солнце.

Контрабандист: Ошибаешься. Я коптил под солнцем. Страдал под солнцем. Даже умру под солнцем. Но я  никогда не жил под солнцем.

Появляется Маска Старой Скарлатины.

Федерико: Кто ты?

Маска Старой Скарлатины: Маска Старой Скарлатины.

Федерико: Это были твои шаги?

Маска Старой Скарлатины: Да, это шла я.

Контрабандист: Зачем ты пришла?

Маска Старой Скарлатины: Я пришла за тобой. Собирайся, пойдем.

Контрабандист: Куда?

Маска Старой Скарлатины: Туда, где пересохшие ручьи и летаргическое солнце. И нечего задавать глупые вопросы. Поспеши, мы должны опередить жандармов.

Контрабандист: Счастливо оставаться, Поэт.

Уходят.

Федерико: Как страшно одному. Дует ветер с севера. Несет кости, засохшие цветы, книги с чистыми страницами. Как… Страшно… Одному… Мама!!!

Мать: Я здесь сынок.

Федерико: Мама, мне страшно.

Мать: Не бойся, сынок.

Федерико: Мне страшно… Хорошо бы стать водяным мальчиком.

Мать: Не надо, Федерико. Замерзнешь. Наступит зима и замерзнешь.

Федерико: Тогда, серебряным,

Мать: Что, ты, Федерико? Замерзнешь. Таким всегда холодно.

Федерико: Мне страшно!!!

Мать: Тише! Тише, Федерико, не то придет царица мавров и заберет тебя. Я лучше тебя на подушке вышью. Таким всегда тепло.

Федерико: Я не хочу… (шепотом) вышитым на подушке.

Появляется Девочка.

Девочка: Разве таких как он вышивают на подушках?

Федерико: Это ты? Ты?

Девочка: Да

Федерико: Как тебе там?

Девочка: Там сон и свет.

Мать: Посмотри, Федерико, луна умерла.

Федерико: Мне пора.

Девочка: Куда ты идешь?

Федерико: Гулять среди маргариток неба.

Мать: Иди, сынок, иди. Это важное дело.

По пустынной Дороге идет Федерико, в сопровождении четырех жандармов.

Третий жандарм: Поторапливайся, мы спешим.

Им навстречу движется свадебная процессия.

Голоса: Ты проснись, невеста!

Первая девушка: Пусть она проснется

с веткою зеленой -

в знак любви цветущей.

Пусть она проснется

с тихой ветвью лавра,

что расцвел сегодня!

Вторая девушка: Пусть она проснется

с длинными кудрями,

с белым снегом кожи,

с обувью нарядной,

с серебром на пряжках

и с венком жасминным

на кудрях шелковых.

Первая девушка: Пастушка, луна восходит!

Вторая девушка: Ах, милый, я жду!

В оливковой роще

ты шляпу оставь свою.

Юноша: Ты проснись, невеста!

Вот уж рядом свадьба

водит хороводы

по лугам зеленым.

Девочка: Ты проснись, невеста!

Федерико: Чья это свадьба?

Мать: Твоя, Федерико.

Федерико: А где же невеста?

Мать:  Она с тобой у алтаря.

Девочка: Как хорошо! Как хорошо!

Мать: Что хорошего? Ты знаешь, что такое выйти замуж? Зарыться в скорлупу из толстых стен, мужа и детей. Вот и все.

Появляется Маска Старой Скарлатины.

Федерико: Что тебе здесь нужно? Тебя сюда никто не звал.

Маска Старой Скарлатины: А меня никто, никогда не зовет. Я всегда прихожу, сама… И я пришла сказать, что твоя невеста сбежала с другим.

Федерико: Неправда!

Маска Старой Скарлатины: Зачем мне лгать?

Федерико: Действительно, зачем? И… я что-то должен сделать? Ведь я должен, наверное, что-то сделать.

Мать: Верни ее, Федерико!

Федерико: Зачем?

Маска Старой Скарлатины: Так положено, Федерико.

Мать: Ты должен ее вернуть… это же твоя Невеста…

Маска Старой Скарлатины: Это такая игра. Ты сам предложил условия этой игры и должен им подчиняться.

Федерико: Должен? Хорошо. Отлично… если должен. И… Куда они пошли?

Маска Старой Скарлатины: Вверх по дороге.

Федерико: Вверх по дороге… Куда же еще?..

В одиночестве бредет по Дороге.

Федерико: Они прячутся вон там, за холмами. В этой игре женщины всегда прячутся за холмами и просят защиты у Луны.

Появляется Луна.

Луна: У кого же еще им просить защиты?

Федерико: Скажи, Луна, где моя Невеста?

Луна: За теми холмами.

Федерико: Кто он?

Луна: Ты.

Федерико: Значит, она сбежала со мной от меня.

Луна: Конечно. Конечно с тобой. А ты чего ожидал?

Федерико: И он, то есть я, лучше?

Луна: Она так думает.

Федерико: Чем?

Луна: Ты больно похож на ветер. Разве какая-нибудь девушка может полюбить ветер.

Федерико: А он?

Луна: Он как река. Иди. Они – там.

Федерико: Мне надо убить его?

Луна: Его?

Маска Старой Скарлатины: Иди, Федерико! Пусть прольется кровь!

Федерико уходит.

Маска Старой Скарлатины: С этими поэтами никогда не поймешь – где одно, а где другое… Я не люблю размытых линий. Все должно быть четко очерчено. И тот, кто хочет прыгнуть не должен бояться ранить ноги о вечное лезвие бритвы…

         Оборвалась струна.

Маска Старой Скарлатины: Ну, наконец-то. Люди! Они убили друг друга.

Мать:  (ребенку) Не плачь, Федерико, не плачь.

Появляются Девочка и Федерико.

Девочка: Как ты себя чувствуешь, Федерико?

Федерико: Я родился, того не желая, и так же умер.

Девочка: Зачем ты выдумал эту историю?

Федерико: Ее выдумала Дорога.

Девочка: А она жестокая…

Федерико: Она горячая.

Девочка: Это правда. Возле дороги даже в колодце жарко. Будто ты не в воде, а в парном молоке.

Появляется Невеста.

Мать: Явилась. Уходи… Я не должна узнавать тебя. Где мой сын?.. Где мой сын? Где мой сын?!!

Бьет невесту.

Маска Старой Скарлатины: Так ее! Так ее!

Федерико: Мама, не бейте ее!

Невеста: Оставь ее, я пришла за смертью.

Федерико: Господи, как все это дико. Кто я?

Девочка: Федерико.

Федерико: Кто я?

Мать: Федерико.

Федерико: Кто я?

Маска Старой Скарлатины: Федерико.

Федерико: Кого убили?

Невеста: Тебя.

Федерико: Кто убийца?

Маска Старой Скарлатины: Ты.

Луна: Пойдем, Федерико. Тебе пора.

Федерико: Куда?

Луна: Вверх по дороге. Там тебя ждет твоя Невеста.

Появляется свадебная процессия.

Голоса: Ты проснись невеста!

Вторая девушка: Невеста

Свой белый надела венок,

Жених его лентой

Скрепил золотой.

Первая девушка: Невесте уснуть

помешали цветы.

Юноша: Невеста, белая невеста

Сегодня — девушка,

а завтра госпожа.

Первая девушка: Сойди смуглянка,

Шлейф из шелка

влача по гулким ступеням.

Мать: Спустись к нам, милая смуглянка

росой холодной плачет утро.

Юноша: Проснись, синьора, ваш праздник готов!

Весь мир растворился в дожде апельсинных цветов.

Голоса: Очнись невеста!

Свадебная процессия проходит.

Четыре жандарма ведут Федерико по дороге.

Им на встречу — три женщины.

Женщина в черном. Женщина в красном. Женщина в белом.

Женщина в черном: Ты жестокий человек, Федерико.

Федерико: Почему?

Женщина в черном: Зачем ты придумываешь такие жестокие истории? Ты очень любишь красное и черное. Черную ночь и красную кровь.

Федерико: Вовсе нет.

Женщина в черном: Так отчего же они так часто встречаются в твоих стихах. У тебя даже на свадьбе убивают.

Женщина в красном: Ты очень одинок, Федерико.

Федерико: С чего ты это взяла?

Женщина в красном: Ты очень любишь желтое и красное. Желтые апельсины и красные пыльные дороги.

Федерико: Вовсе нет.

Женщина в красном: Так почему же читая твои стихи, человек стонет от одиночества.

Женщина в белом: Ты очень влюблен, Федерико.

Федерико: Я?

Женщина в белом: В твоих стихах белое и голубое. Белые лилии и голубое небо.

Федерико: Вовсе нет.

Женщина в белом: Так почему же…

Федерико: Что вы все пытаете меня? Что я скажу про поэзию? Что я скажу про небо, про облака? Смотрите, смотрите, смотрите на них — и ничего больше.

Женщины исчезают.

Подполковник: Ну, я посмотрел. И что? Любому жандарму известно, что стихи это зло. Вот ты придумал эту дорогу. Эту пыль. Меня и этих болванов. Эту любовь и эту кровь. И породил зло. Посмотри, как угрюмы все вокруг.

Появляется Невеста.

Подполковник: Эй, Невеста, скажи, отчего в глазах у тебя тоска?

Невеста: Оттого, что в них попала красная пыль дороги, синьор.

Появляется Контрабандист.

Подполковник: Эй, Контрабандист, отчего рубаха твоя в крови?

Контрабандист: Это пыль дороги, синьор.

Появляется Мать.

Подполковник: Эй, Мать, отчего на твоем лице эти морщины?

Мать: Это пыль дороги, синьор.

Подполковник: Вот видишь, Федерико, ты идешь по дороге, поднимая пыль, которая попадает в души и приносит боль. А ведь она никому не нужна.

Федерико: Невеста, брось свою пыль на землю.

Невеста: Что я буду делать без своей тоски, Федерико?

Федерико: Контрабандист, выстирай рубаху.

Контрабандист: Красный цвет к лицу мужчине.

Федерико: Мать…

Мать: И не проси, Федерико. Что за глупости. Каждая морщина – это год любви. Разве можно расстаться с любовью?

Контрабандист: А ты все идешь, Федерико…

Федерико: Все иду.

Третий жандарм: Поторапливайся!

Контрабандист: Не люблю идти ночью.

Федерико: Я тоже.

Невеста: Ночь, для того чтобы любить.

Контрабандист: Возьми мой нож. Все не так страшно будет идти по дороге.

Второй жандарм: Запрещено!

Подполковник: Кажется, мы сбились с дороги.

Третий жандарм: Да?

Первый жандарм: Это не огни Гранады?

Невеста: Федерико, когда наша свадьба?

Федерико: Уже была.

Невеста: Так долго ждать?

Мать: Что ты, это совсем скоро. Это же никогда. А оно наступает, как только о нем подумаешь.

Федерико: Как темно на этой дороге.

Все исчезают.

Остаются только Федерико и Невеста.

Невеста: Вот мы, наконец, и одни, Федерико.

Федерико: Да, любовь моя. Я уснул и услышал песню, которую я уже не спою. Все пытаюсь и никак не могу повторить слова. Это была песня для тебя.  Я хотел подарить ее тебе. А хочешь, я подарю тебе крылья?

Невеста: Чтобы я улетела? Давай лучше помолчим.

Пауза.

Федерико: Ты все молчишь, а дорога уходит и уходит у нас под ногами.

Невеста: Федерико, а может…

Федерико: Что?

Невеста: Может нам остановиться вот здесь. Отличное место. Можно построить маленький уютный домик. Для двоих.

Федерико: Остановись. Постой. Нет, вот здесь, на обочине. Нравится?

Невеста: Страшно.

Федерико: А ты предлагаешь здесь жить. Жить на обочине.

Появляется Мать.

Мать: Но ведь надо же вам где-то поставить кровать.

Федерико: Зачем?

Мать: А ты, что думаешь? Что такое свадьба? Разве это пирожные? Разве это букеты цветов? Нет. Это новая кровать и мужчина с женщиной.

Федерико: Разве речная трава хуже перины?

Мать: Ты неисправим, Федерико.

Федерико: Пойдем быстрее, уже побледнели звезды и жилы под ножами.

Появляется Девочка.

Девочка: Федерико!

Федерико: Наконец-то! Где ты была?

Девочка: Здесь.

Федерико: Почему же я тебя не видел?

Девочка: Ты смотрел на дорогу.

Федерико: Ты не будешь меня уговаривать свернуть с дороги?

Девочка: Что ты, Федерико, там ведь темно.

Федерико: И ты не скажешь, что надо повернуть назад, к началу?

Девочка: Разве можно всю жизнь начинать.

Федерико: Некоторые пытаются.

Девочка: Ну, тебе это ни к чему.

Федерико: А может быть, ты захочешь построить маленький уютный домик на обочине?

Девочка: Зачем, Федерико? Вся грязь с дороги летит на обочину. Там очень грязно.

Федерико: Ну, тогда пойдем вперед.

Девочка: Конечно. Дороги для того и существуют, чтобы идти по ним вперед.

Федерико: А если повернуться лицом к началу?

Девочка: Только не надо поворачиваться спиной к восходу.

Федерико: Почему?

Девочка: Потому, что тогда вместо стихов рождаются мемуары.

Федерико: А если…

Девочка: Никаких если. Финал это финал и очень плохо, когда он превращается в пролог.

Федерико: Хорошо. Тогда встанем лицом к финалу.

Девочка: Вот это другое дело. Пойдем?

Федерико: Пойдем.

Девочка: Когда я жила в Америке, я несколько раз бывала в Нью-Йорке. Там никак не разберешь, где пролог, а где эпилог. Дома растут прямо из неба. А дети рождаются стариками.

Федерико: Это оттого, что женщины носят доллары в утробе вместе с детьми.

Девочка: Тополю ведь никогда не придет в голову, расти с неба?

Федерико: Нет. Тополь растет из земли. С неба растет только Луна.

Завывает ветер. Приближается буря.

Девочка: Кто это?

Федерико: Здесь никого нет.

Девочка: Да, ты прислушайся.

Федерико: А, это тишина.

Девочка: Она тоже растет из земли?

Федерико: Она растет из ночи.

Девочка: Слышишь, как она крадется?

Федерико: Давай ее напугаем.

Девочка: Как?

Федерико: (Кричит) Полночь, Ударь в тарелки.

Гром. Вспышки молний. Буря.

Девочка: Ого, какой гром.

Федерико: Убежала.

Девочка: Идем быстрее, Федерико. Сейчас начнется дождь.

Появляются жандармы.

Подполковник: Это ты напугал ночь?

Федерико: Разве можно испугать ночь?

Подполковник: Испугать можно кого угодно. Какая разница – ночь, день, человек, зверь… Страх… Тот, кто ничего не боится тот опасен – потому что безумен. Ты безумец, Федерико?

Федерико: Я поэт.

Подполковник: И поэтому пугаешь ночь? Зачем? Тебе от нее что-нибудь нужно?

Федерико: Просто так. Вдруг она сильно испугается и убежит.

Подполковник: И что тогда?

Федерико: Тогда всегда будет день.

Подполковник: И что хорошего? Что хорошего в том, что не будет ночи?

Федерико: Может, вместе с ночью исчезнете и вы?

Подполковник: Не будет нас – будут другие. Не будет ночи – будет пасмурный день.

Федерико: Но будет солнце и будет дождь.

Появляются Контрабандист и Мать.

Контрабандист: Спасибо за дождь, Федерико. Он омоет мои раны.

Мать: Какой ты молодец, Федерико. Дождь прибьет пыль. Дождь родит хлеб и цветы.

Федерико: Полночь, ударь в тарелки!

Разразился дождь.

Третий жандарм: А-я-я-яй! Какой страшный гром!!!

Второй жандарм: Ой-е-е-е-ей какая страшная молния!!!

Первый жандарм: Эй-е-е-е-ей, какой мокрый дождь!!!

Все исчезают, оставляя мокнуть под дождем жандармов.

Подполковник: Я подполковник или я не подполковник?

Третий жандарм: Вы подполковник, синьор подполковник.

Первый жандарм: Всем подполковникам подполковник, сеньор подполковник.

Второй жандарм: Такой подполковник, что  всем подполковникам подполковник, сеньор подполковник.

Подполковник: Значит, я не должен мокнуть под дождем?

Второй жандарм: Никак нет, синьор подполковник.

Подполковник: Что никак нет, болван?

Второй жандарм: Не должны мокнуть, синьор подполковник.

Подполковник: Ну, так прикажите кто-нибудь дождю, чтобы он прекратился.

Третий жандарм: Эй, ты, как тебя там, дождь, синьор подполковник приказал отставить.

Первый жандарм: Еще больше припустил.

Подполковник: А-я-я-я-яй, какой дождь!!!

Второй жандарм: Может быть его попросить надо, все-таки он большой синьор.

Подполковник: Так проси. Черт, в сапоги затекло.

Второй жандарм: Милостивый синьор дождь, не соблаговолите ли вы прекратиться.

Третий жандарм: А-я-я-я-яй, какая молния!

Первый жандарм: Может быть ему взятку предложить?

Подполковник: А-я-я-я-яй, какой гром и молния! Слушай дождь, если ты немедленно не прекратишь, я подам на тебя в суд.

Дождь немедленно прекратился.

Третий жандарм: Перестал.

Подполковник: Еще бы, с нашими судами не хочет связываться даже дождь.

Жандармы исчезают в темноте.

Появляются три женщины.

Женщина в черном. Женщина в красном. Женщина в белом.

Женщина в черном: Где Федерико?

Женщина в красном: Идет вверх по дороге.

Женщина в белом: Зачем?

Женщина в красном: Ну, не тебе об этом спрашивать…

Женщина в белом:  Извини. Просто мне очень жаль его.

Женщина в черном: Вот еще. Ему себя не жаль, а ей жаль.

Женщина в красном: Хоть бы его дождь не намочил.

Женщина в белом: Дождь ветра не замочит.

Исчезают.

Появляются Федерико и Девочка.

Девочка: Здорово мы намочили жандармов дождем.

Федерико: Еще бы. Их треуголки превратились в водопроводные трубы.

Девочка: Ты слышал, как они кричали: «Ая-я-я-яй, какой дождь»!

Федерико: «Ая-я-я-яй, какой гром»!

Девочка: «Ая-я-я-яй, какая молния»! Они решили, что испугали дождь. Вот дураки.

Исчезают.

Появляются Контрабандист и Мать.

Контрабандист: Какой он маленький, а жандармов дождем поливает.

Мать: Тише ты. Разбудишь ребенка.

Поет, укачивая ребенка.

Баю, милый, баю

Песню начинаю

О коне высоком,

Что воды не хочет.

Черной, черной, черной.

Меж ветвей склоненных

Та вода казалась.

Кто нам скажет, мальчик,

Что в воде той было!

Усни цветочек!

Конь воды не хочет!

Исчезают.

Появляются Федерико, Девочка и жандармы.

Первый жандарм: Поторапливайся!

Второй жандарм: Господи, какая грязь.

Третий жандарм: И подумать только, из такой красной пыли, получается такая черная грязь.

Девочка: Синьор подполковник…

Подполковник: Это опять ты?!!! Эй, кто-нибудь, бросьте ее в колодец. Она мне надоела.

Появляются Контрабандист и Мать.

Контрабандист: Оставь ребенка.

Подполковник: Ну, что ты вмешиваешься? Ты же уже прошел свой путь до конца — теперь лежи себе… тихо.

Мать: (Поет, качая ребенка) У этого лягушонка

Совсем нет мамы.

Он был рожден цыганкой

И брошен в яму.

Да у него нет мамы;

Нет, у него нет мамы;

Совсем нет мамы -

Он брошен в яму.

Все погружается в темноту.

Видны лишь слабоосвещенные фигуры Федерико и Женщин.

Женщина в черном: Зачем ты полил дорогу дождем, Федерико?

Федерико: Чтобы пыль лежала под ногами, а не висела в небе, словно Луна. Каждый должен быть на своем месте – пыль на дороге, Луна на небе, Человек под Луной в пыли Дороги.

Женщина в белом: Посмотри — радуга.

Голос Девочки: Лови! Ну, лови же!.. Догоняй! А-а-а-а!!!

Федерико: Да помогите же, кто-нибудь!

Голос Третьего жандарма: Поторапливайся! Поторапливайся! Поторапливайся!

Затемнение.

Контрабандист и Невеста.

Контрабандист: Ты все ждешь его?

Невеста: Жду.

Контрабандист: Он идет вверх по дороге.

Невеста: Он идет ко мне.

Контрабандист: Как знать… Как знать… Дорога извилиста, как река…

Невеста: Придет. Вот только жаль, что свадьба задерживается.

Контрабандист: Сама виновата. Зачем убежала с ним от него?

Появляются жандармы.

Первый жандарм: Вот это, красотка! Девонька, может сходим в кусты?!

Невеста: Ну, зачем же, в кусты. За деревьями есть то, что вам надо. Вредно так объедаться, синьор, в вашем возрасте.

Второй жандарм: Уйди богохульник! Не приставай к девушке со скверной.

Контрабандист: Да здравствуют святоши…

Второй жандарм: Если синьорина соблаговолит…

Невеста: Как, как?

Второй жандарм: Соблаговолит.

Невеста: А что это значит?

Второй жандарм: Не знаю.

Невеста: Тогда попонятнее, пожалуйста.

Второй жандарм: Руку и сердце!

Невеста: Не вижу.

Второй жандарм: Вот рука!

Невеста: А где же сердце?

Второй жандарм: Ну, это только так говориться.

Невеста: Нет уж, что предложено, то предложено.

Третий жандарм: Постой-ка!

Хватает Невесту и тянет ее с дороги.

Невеста: Отпустите! Я буду звать на помощь!

Третий жандарм: Ну-ну, не рыпайся

Невеста: Помогите!!!

Третий жандарм: Молчать, сука!

Невеста: Что вы делаете, синьор жандарм?!! Отпустите меня во имя всего святого! Куда вы меня тащите!

Контрабандист: А ну, отпусти девушку.

Третий жандарм: Что?

Контрабандист: Я сказал, отпусти девушку.

Третий жандарм:  (Отпуская Невесту). Какой ты вспыльчивый человек, уже и пошутить нельзя. (Подполковнику). Он угрожал мне ножом, синьор подполковник.  Прикажите арестовать?

Подполковник: Как ты его арестуешь, когда он вне круга времени? (Невесте). Ай-я-я-я-яй, такая красивая девушка и так бедно одета. Красоте нужна достойная оправа, синьорина. Если Вы уделите мне часок, вон в той роще, я дам вам большой кошелек с деньгами. Слово офицера — никто ничего не узнает.

Невеста: Федерико узнает. Он всегда знает, где я и что со мной.

Подполковник: Глупая девчонка отказывается от денег. Это же уму непостижимо.

Появляется Мать.

Мать: Умойся росой, и пойдем.

Все исчезают.

Появляются Федерико и Маска Старой Скарлатины.

Маска Старой Скарлатины: Покойному царствие небесное со святыми силами! С праведным воинством архангела Михаила! Со ключами всевратными, с дланью всемогущею! С душами блаженными, со светами лучезарными!.. Нашими молитвами, божьей милостью! Упокой, господи, раба твоего!

Федерико: Кого хоронишь, старая?

Маска Старой Скарлатины: Человека.

Федерико: Какого?

Маска Старой Скарлатины: Того, что еще не родился.

Федерико: Рано хоронишь.

Маска Старой Скарлатины: В самый раз. Он родится, значит, уже вступил на Дорогу.

Федерико: Как его зовут?

Маска Старой Скарлатины: У него еще нет имени. У него еще ничего нет, кроме Дороги.

Федерико: Что это? Будто, звезды от боли кричат.

Маска Старой Скарлатины: Это крик роженицы.

Федерико: Почему она замолчала?

Маска Старой Скарлатины: Тише, Федерико.

Федерико: А это? Что это?

Маска Старой Скарлатины: Это Человек родился… Чтобы умереть.

Федерико: Как он кричит. Это крик радости.

Маска Старой Скарлатины: Это ненадолго. Сначала это крик радости, потом крик обиды… боли… немощи…

Федерико: И мудрости…

Маска Старой Скарлатины: Это просто песенка… песенка, что бывало, он пел в чреве матери.

Федерико: Посмотри, упала звезда.

Маска Старой Скарлатины: Упокой, господи, рабу твою!..

Исчезают.

Появляются Невеста и жандармы.

Подполковник: Ты должна ему помочь. Пойми… Тот, кто идет до конца – всегда умирает. И хорошо бы сам… умирают его родные… любимые… друзья… Все. Это плата за то, что не остановился на полпути.

Первый жандарм: А со мной в кусты не захотела.

Второй жандарм: Да простит ее Господь!

Подполковник: Подумай… Еще не поздно, и вы сможете просто тихо жить… Жить… Понимаешь? Жить.

Появляются Девочка, Первая и Вторая девушки.

Первая девушка: С милым рай в шалаше.

Вторая девушка: Будет свадьба, только ты смотри, опять не убеги с ним от него.

Девочка: Что вы все — обочина, обочина…

Появляется Маска Старой Скарлатины.

Маска Старой Скарлатины: Послушай… Уже поет белая гитара.

Невеста: Она не плачет.

Маска Старой Скарлатины: Ты плохо слушаешь!

Вторая девушка: Будет свадьба, невеста.

Невеста: Свадьбы не будет.

Девочка: Мы будем играть с тобой у моего колодца.

Невеста: Конечно. Он будет к нам приходить.

Девочка: Мы будем говорить ему, — Здравствуй, Федерико!

Невеста: Пусть он идет вверх по дороге, зачем пятится? Здравствуй, Федерико!!!

Появляется Мать.

Мать: Да благословит тебя Бог.

Подполковник: Они все сошли с ума.

Мать: В его сердце всегда будут звезды, и боль будет стучать в ушах. И он скажет: моя Невеста идет со мной, а дорога еще далека.

Маска Старой Скарлатины: Не так далека, как кажется.

Появляется Луна.

Луна: А может быть, я посвечу тебе, да скроюсь в облаках от них?

Мать: Беги!

Девочка: Беги, Луна тебе поможет!

Маска Старой Скарлатины: Вперед ей пути нет.

Мать: Тогда беги назад.

Невеста: Что скажет, Федерико…

Девочка: Федерико не хочет пятиться.

Подполковник: Глупо.

Появляются Федерико и Контрабандист.

Контрабандист: Тебе нельзя сюда, Федерико.

Федерико: Я не могу больше.

Контрабандист: Ты должен.

Невеста: Иди, Федерико. На обочине грязно.

Маска Старой Скарлатины: Лучше жить на обочине, чем не жить совсем.

Федерико: Я не могу бросить Невесту.

Невеста: Разве ты меня бросаешь? Я все равно буду идти рядом.

Мать: Ты должен идти, Федерико.

Подполковник: Куда ты идешь, Федерико? Там ничего нет.

Федерико: Вверх по Дороге.

Третий жандарм: Разрешите побаловать, синьор подполковник?

Подполковник: Давай!!!

Третий Жандарм тащит Невесту с дороги.

Вторая девушка: Свадьбы не будет!

Невеста: Иди, Федерико, иди!!!

Девочка: Как страшно.

Мать: Бедные вы мои.

Подполковник: Дорога, есть дорога.

 

 

ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ.

Ночь.

Четверо жандармов ведут Федерико по дороге.

Им навстречу идут женщины.

Женщина в черном. Женщина в красном. Женщина в белом.

Женщина в черном: Куда ты идешь, Федерико?

Федерико: Не знаю. Теперь не знаю.

Женщина в черном: А ты спроси у них, может, они знают.

Федерико: Спроси сама.

Женщина в черном: Куда вы ведете Федерико. (Пауза). Молчат.

Женщина в красном: Ты не жалеешь, что пошел по этой дороге?

Федерико: Не знаю. Теперь не знаю.

Женщина в красном: Но где-то же есть и такие дороги, на которых нет жандармов?

Федерико: Наверное, есть. Спроси у них.

Женщина в красном: Скажите, где есть такие дороги? (Пауза). Молчат.

Женщина в белом: Ты очень одинок, Федерико?

Федерико: Со мной дорога.

Женщина в белом: Ты не забыл, куда она ведет?

Федерико: Не знаю. Теперь не знаю.

Женщина в белом: Тогда иди.

Женщины исчезают.

Появляется Девочка.

Федерико: Тебе не страшно?

Девочка: Нет.

Федерико: А мне страшно. На дороге вообще страшно, а когда ты становишься с божью коровку — мир превращается в комнату ужасов. Я хочу в Гранаду.

Девочка: А ты разве выходил куда-нибудь из своей комнаты? Вот твой письменный стол. И кресло, оно такое удобное.

Подполковник: Очень удобное… мягонькое… А вот твой письменный стол. Ну — же, взгляни в окно. Видишь — рассвет?

Появляется Маска Старой Скарлатины.

Маска Старой Скарлатины: Он такой яркий.

Девочка: Это потому, что он не настоящий.

Подполковник: Разве может быть солнце не настоящим.

Девочка: Конечно. Когда снимают кино, солнце заменяют тысячами прожекторов. Они такие яркие, что от них не бывает теней. Федерико, у этого рассвета нет тени.

Федерико: Я знаю.

Маска Старой Скарлатины: Но ведь тебе страшно?

Федерико: Страшно.

Маска Старой Скарлатины: Так вернись домой. Вот твой письменный стол. Вот твое кресло.

Федерико: А я никуда и не уходил.

Все исчезают.

На сцене Федерико и Мать.

Мать: Посиди со мной, Федерико.

Федерико: Ну, как он?

Мать: Гадкий мальчишка – все орет и орет. Я так думаю, уж не позвать ли мавританскую королеву, чтоб забрала его?

Федерико: Так ведь я никогда ее не боялся.

Мать: В том то и беда. Только человек, не боявшийся в детстве мавританской королевы, может идти и идти по этой проклятой дороге. Федерико: Зачем мне ее бояться, я ведь гранадец, а значит сам мавр, цыган, еврей. Знаешь мама, на Востоке, в Германии царствует человек, который их ненавидит, а  больше он ненавидит Луну.

Мать: Конечно, ведь Луна не то цыганка, не то еврейка.

Федерико: Господи, как будет страшно, когда Луну сожгут в крематории. Мама, давай ее спрячем.

Мать:  (Поет). Баю-баю, баю-баю,

Баю-баю, кто идет,

Кто привел коня на речку?

Только конь воды не пьет.

Появляются Девочка и Луна.

Федерико: Что с ней!..

Девочка: Она сбежала из лагеря.

Мать: Ее чудными волосами набили матрас для какого-то бюргера.

Федерико: Почему она молчит?

Девочка: Лагерное начальство сочло, что она слишком много говорит…

Девочка: Они вырвали ей язык…

Федерико: Ее глаза…

Девочка: Они выкололи ее глаза, чтобы не смотрела так печально и укоризненно.

Появляются жандармы.

Подполковник: Федерико, ты арестован. За укрывательство важной политической преступницы.

Мать: Иди, Федерико, иди — это твоя дорога.

Поет.

Баю-баю, баю-баю,

Баю-баю, кто идет,

Кто привел коня на речку?

Только конь воды не пьет.

Появляются три женщины.

Женщина в черном. Женщина в красном. Женщина в белом.

Женщина в черном: Сколько дорог у тебя, Федерико?

Федерико: Вглядись в себя.

Женщина в красном: Сколько у тебя песен, Федерико?

Федерико: Вслушайся в себя.

Женщина в белом: Сколько у тебя звезд над головой, Федерико?

Федерико: А сколько лилий в прудах?

Женщина в белом: Ты уклоняешься от ответа.

Федерико: Не задавай вопросы, на которые нет ответа.

Женщина в белом: Это означает — вовсе не задавай вопросы.

Федерико: Они не нужны. Вопросы сдирают покров с тайны, а каждый человек — тайна. Разве можно выставлять душу на обозрение? Душа как глаз. Малейшая соринка и потекут слезы.

Женщина в белом: Хорошо, Федерико, я не буду задавать вопросы. Ты ведь и сам мне скажешь, сколько звезд у тебя над головой.

Федерико: У меня над головой — небо.

Женщина в белом: Подари мне одну.

Федерико: Выбирай любую. Только не бери красных карликов — они злые, как все карлики.

Женщина в черном: Сколько дорог у тебя, Федерико?

Федерико: Столько же, сколько звезд надо мной. Возьми и ты одну.

Женщина в черном: Спасибо, Федерико.

Женщина в красном: Сколько у тебя песен Федерико?

Федерико: Столько же, сколько звезд. Хочешь, возьми одну.

Женщина в красном: Мне не нужны звезды, у меня есть Луна. Но все равно, спасибо, Федерико.

Подполковник: Может, ты и мне подаришь звезду. Я повешу ее на грудь.

Появляется Девочка.

Девочка: А мне, Федерико, мне ты подаришь звезду?

Федерико: Бери все.

Подполковник: Ты не расчетлив, Федерико. Так не долго и все свое состояние промотать.

Федерико: Мое состояние? Стихи, звезды, дорога, Вы, господин Подполковник. Разве Вас можно промотать?

Подполковник: Меня — нет!

Появляется Контрабандист.

Федерико: Контрабандист, возьми и ты звезду.

Контрабандист: Моя закатилась, а чужого мне не надо.

Подполковник: Стой! Отдохнем немного.

Останавливаются у раскрытого гроба.

Появляется Маска Старой Скарлатины.

Маска Старой Скарлатины: Федерико, этот гроб для тебя.

Контрабандист: Ложь! Мужчину не кладут в гроб, его зарывают в землю у дороги.

Подполковник: Где вы видите гроб, черт вас раздери. Обыкновенный стол. А раз есть стол, значит пора закусить. Присаживайся, Федерико.

Жандармы усаживаются вокруг гроба.

Федерико: Я не ем мертвечины.

Подполковник: Как знаешь. А, по-моему, ничего.

Первый жандарм: Великолепно!

Третий жандарм: (С восторгом). А запах, запах…

Девочка: Какая вонь.

Контрабандист: Уходи отсюда, это место не для детей.

Подполковник: Я, знаете ли, грешным делом люблю с душком…

Третий жандарм: Присаживайся старая, чего стоишь.

Маска Старой Скарлатины усаживается у гроба.

Маска Старой Скарлатины: Я здесь, с краю.

Третий жандарм: Тобой обедаем, Федерико.

Девочка: Уйдем отсюда, мне страшно.

Первый жандарм: И тобой русалочка.

Контрабандист: Заткнись!

Третий жандарм: Гони их отсюда в три шеи.

Первый жандарм:  (Кричит). Пошли вон, канальи!!!

Контрабандист: Идем, Федерико, не то провоняемся падалью.

Федерико, Контрабандист и Девочка исчезают.

Подполковник: Заткни дырку в черепе — земля сыпется, болван.

Маска Старой Скарлатины: Ха. Ха. Ха. Ха. Ха.

Второй жандарм: Да, болван. И горжусь этим, синьор подполковник. Кому нужны умники? Никому. А болван? Болван нужен всем.

Третий жандарм: Да здравствует болваны!!!

Пьют.

Первый жандарм: Возьмите этот кусочек, синьор подполковник. Он так пикантен.

Подполковник: Да. Он прав. Когда станут болванами все…

Третий жандарм: Да здравствуют болваны!!!

Пьют.

Первый жандарм: Возьмите и этот кусочек, синьор подполковник.

Третий жандарм: Да здравствуют болваны!!!

Затемнение.

На сцене Федерико и Девочка.

Девочка: Посмотри, strongкак дышит дорога.

Федерико: А разве она дышит?

Девочка: Конечно. Она ведь живая. Ты думаешь, отчего она так извивается? От боли. Ей больно, вот она и корчится. Посмотри, как ее скрутило, бедную.

Федерико: Спасибо.

Девочка: За что?

Федерико: За живую дорогу. Смотри. Рассвет. Солнце совсем как медное блюдо.

Девочка: Вот и полдень наступил…

Появляется Мать.

Мать: Как быстро пришел полдень.

Федерико: За рассветом всегда приходит полдень.

Мать: А за ним, вечер.

Девочка: Что вы, синьора. Полдень всегда сменяется рассветом.

Мать: Вечером, Девочка, вечером. А за вечером приходит ночь и это конец…

Федерико: Чего?

Мать: Дня. А иногда…

Федерико: Дорога подходит к концу?

Мать: Да, сын.

Солнце падает за горизонт.

Мать: Вечер, Федерико.

Федерико: Скоро ночь.

Мать: Идемте быстрее, становится прохладно.

Федерико: Да, идемте. Странно устроен человек: он торопится к концу, перескакивает через страницы, чтобы увидеть обложку второго тома.

Девочка: Он называется…

Федерико: (Просто). Жизнь.

Федерико и Мать исчезают.

Появляется Контрабандист.

Неожиданно пошел дождь.

Контрабандист: Что это у тебя?

Девочка: Капельки. Целая пригоршня дождя. Правда, весело?

Контрабандист: Отпусти их, им ведь тоже хочется на волю.

Девочка: Я только поиграю немного.

Контрабандист: Но ведь им больно.

Девочка: Правда? Я не подумала. Летите капельки!

Контрабандист исчезает.

Появляется Подполковник.

Девочка: А вы очень страшный, синьор Подполковник?

Подполковник: Конечно. Стоит мне посмотреть и дождь превращается в град.

Девочка: А что вы еще можете?

Подполковник: Испугать флюгер так, что он закричит «ку-ка-ре-ку!» и убежит.

Девочка: Ой, как страшно!

Подполковник: И это еще не все. Я могу на полном скаку срубить саблей ветер.

Девочка: Да вы почти волшебник, синьор Подполковник.

Подполковник: Почему почти? Я волшебник.

Девочка: А не могли бы вы синьор Подполковник, заставить распуститься радугу?

Подполковник: Я против распущенности.

Девочка: А не могли бы вы, синьор Подполковник, превратить звезды в маленькие флейты.

Подполковник: Я тебе не какой-то там… свистун!

Девочка: А не могли бы вы, синьор Подполковник, сделать так, чтобы нигде не осталось горя? Ну, ни капельки горя, можете?

Подполковник: Вот дурочка. Зачем? Чужое горе – мой хлеб.

Девочка: (Со вздохом). Нет, вы не волшебник, синьор Подполковник.

Появляются жандармы и Женщины.

Женщина в черном.

Женщина в красном.

Женщина в белом.

Женщина в черном: Твое последнее желание, Федерико?

Федерико: Разве пришло время?

Женщина в черном: Да.

Федерико: Дайте мне свечу! Дайте скорее свечу!

Женщина в черном: Возьми…

Женщина в красном: Твое последнее желание, Федерико?

Федерико: Да, да, я знаю, — пришло время.

Женщина в красном: Оно все время куда-нибудь идет, надо же и ему прийти и отдохнуть.

Федерико: Загляни мне в глаза.

Пауза.

Женщина в красном: Будто птицы пролетают.

Женщина в белом: Твое последнее желание, Федерико?

Федерико: И ты…

Женщина в белом: Я ничего не могу поделать…

Федерико: Да, да, конечно…

Женщина в белом: Твое последнее желание, Федерико? Почему ты молчишь?!. Ну, говори же! Твое последнее желание!!!

Пауза.

Федерико: Тише… когда умру…

Пауза.

 Женщина в черном: Еще не поздно, Федерико… Сверни с дороги…

Пауза.

Женщина в черном: Прощай, Федерико.

Женщина в красном: Прощай.

Женщина в белом: Прости.

Появляются Мать, Контрабандист, Девочка.

Мать: Слушай сын тишину, слушай.

Контрабандист: Слышишь… гитара поет… и ветер

Вой ветра.

Девочка: (Кричит). Пой, ветер! Пой за упокой всех уходящих!!!

Подполковник: Рассмотрев дело, по обвинению Федерико…

Федерико: Где мы?

Девочка: В том месте, где Дорога пересекается с реальностью.

Женщина в черном, Женщина в красном, Женщина в белом:

И тополя уходят,

Но след их озерный светел.

И тополя уходят,

Но нам оставляют ветер.

Подполковник: Заряжай!

Женщина в черном, Женщина в красном, Женщина в белом:

И ветер умолкнет ночью

Обряженный черным крепом.

Но ветер оставит эхо

Плывущее вниз по рекам.

Подполковник: Пли!!!

Сцена погружается в темноту.

В неровном мерцающем свете прямо на зал идут три женщины.

Женщина в черном. Женщина в красном. Женщина в белом.

Женщина в черном, Женщина в красном, Женщина в белом:

А мир светляков нахлынет -

И прошлое в нем утонет.

И крохотное сердечко

Раскроется на ладони.

Затемнение.

1977 г.

Редакция 2011 г.

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2012 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

В ОГЛАВЛЕНИЕ
Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.