В. Карп. ЕВРЕЙСКИЙ ТЕАТР ОТ АВРААМА ДО АВРААМА ГОЛЬДФАДЕНА.

Шлем Нохум Рабинович.

Шлем Нохум Рабинович родился 2 марта 1859 года в городке Переяслав под Киевом в небогатой патриархальной еврейской семье. Детские годы Шлема проходят в местечке Воронково, которое в своих произведениях он будет называть Касриловкой.

В 1872 году от холеры умерла его мать — Хая-Эстер. Эта смерть была большим ударом для семьи. Дети были отправлены в город Богуслав к бабушке и дедушке. Отец женился во второй раз, и когда дети вернулись домой, их ждала встреча с мачехой. По характеру это была крайне сварливая особа. Она щедро наделяла пасынков проклятиями и эпитетами, которые дотошный Шлем записывал в блокнот, разместив в алфавитном порядке, и назвав «Словарем мачехи». Этот «труд» и стал первым «произведением» писателя.

Он получил традиционное еврейское религиозное образование. В возрасте пятнадцати лет, прочитав «Робинзона Крузо», написал собственную, еврейскую версию повести и решил стать писателем, взяв псевдоним Шолом-Алейхем («мир вам» — традиционное еврейское приветствие).

С 1873 по 1876 год Шлем Рабинович учится в Русском уездном училище в Переяславле, где был одним из лучших учеников.

В 1877 году будущий писатель нанимается домашним учителем к богачу Эвимелеху Лоеву в деревне Софиевка Киевской губернии, где учит его дочь Ольгу (Голду). Ученица влюбляется в учителя, а он — в нее. Отец Ольги, однако, не в восторге от этого романа и учителю отказывают от места.

С 1879 года Рабинович начал печатать местные новости и публицистические статьи в газете «Ха-Цефира».

С 1881 по 1883 год он казенный раввин в городке Лубны Полтавской губернии.

В 1883 году он все-таки женится вопреки воле ее отца на своей бывшей ученице. Брак был счастливый, и она родила ему шестерых детей. После женитьбы Рабинович оставил место казенного раввина и переехал в Белую Церковь  близ Киева. Некоторое время работал служащим у сахарозаводчика  Бродского.

В том же году началась его активная журналистская и литературная деятельность, отмеченная его переходом на творчество на языке идиш. Первые рассказы, опубликованные в еженедельниках «Идишес фолксблат»: «Цвей Штейнер» («Два камня»), «Выборы», впервые были подписаны псевдонимом «Шолом-Алейхем».

В 1884 году изданы первые книги Шолом-Алейхема: «Тайбеле» («Наташа») и «Гехер ун нидерикер» («Выше и ниже»).

В 1885 году в его жизни произошла еще одна значительная пере­мена. Интеллигент-мечтатель, горький бедняк вдруг стал обладателем большого состояния, которое он получил в наслед­ство после смерти своего тестя Лоева. Шолом-Алейхем смог переехать в Киев, поскольку имущественный ценз позволял ему перешагнуть «черту оседлости».

Внезапно разбога­тев, он с энтузиазмом бросается сразу в две стихии: творческую и финансовую — тратит деньги на издание собствен­ных произведений и, со свойственной ему пылкостью, начинает «ворочать         де­лами» на киевской бирже. И если первое начинание приносит ему мировую славу, то второе ра­зоряет его.

Он также издаёт альманах «Ди идише фолксбиблиотек» («Еврейская народная библиотека») на идиш, помогает молодым авторам, выплачивая им большие гонорары.

В этот пе­риод были им написаны основные «касриловские» серии, а также «Железнодорожные рассказы», а также некоторые главы по­вести «Мальчик Мотл» и автобиографиче­ской повести «С ярмарки».

Несмотря на то, что писатель с большой тщательностью датировал свои произведения, творчество Шолом-Алейхема с трудом поддается хронологизации. Трудность заключает­ся в методе его работы — он мог одновременно писать несколько произведений. Он оставлял одно произведение, чтобы взять­ся за другое, а потом снова возвращался к первому. Так, «Менахем-Мендл» и «Тевье-молочник» создавались параллельно в тече­ние двадцати с лишним лет.

 На протяжении десятилетий Шолом-Алейхем был летописцем «черты оседлости», только лето­пись его имела можно сказать «параллельно-последовательное» соединение.

В Киеве Шолом-Алейхем прожил до 1890 года, после чего, разорившись и скрываясь от кредиторов, поневоле много путешествует. Побывал в Одессе, Черновцах, ездил за границу — в Париж и Вену.

В 1892 году, поселившись в Одессе, пытался продолжить свою издательскую деятельность: выпускал журнал «Кол мевассер», приложение к «Ди идише фолксбиблиотек». Издание просуществовало недолго, но Шолом-Алейхем успел напечатать в нем ряд литературно-критических статей и первый цикл рассказов «Лондон» из задуманного им сатирического романа в письмах «Менахем-Мендл» (роман построен в виде переписки незадачливого биржевика с женой Шейне-Шейндл). Впервые в еврейской литературе появился образ так называемого луфтменч («человека воздуха») — это местечковый еврей, который неутомимо пытается разбогатеть и неизменно соскальзывает на социальное дно.

Именно в восьмидесятые годы, в годы скитаний Шолом-Алейхем сформировался как писатель. Он пробовал себя в поэзии, написал несколько стихотворений по-русски (явно подражая Н. А. Некрасову), в том числе «Дочь еврея», «Еврейские крючкотворы», «Спи, Алеша». Опубликовал газетные фельетоны-зарисовки: «Картины бердичевской улицы», «Картины житомирской улицы», «Письма, перехваченные на почте», «С дороги» в которых обличение нравов еврейских кварталов сопровождалось грустной лирической интонацией.

Рассказ «Хехер ун нидерекер» («Высший и низший») посвящен социальному расслоению общества, и автор сочувствует беднякам, следуя традиции Менделе Мойхер-Сфорима. Шолом-Алейхем внес примиряющую ноту юмора в жанр фельетона и свет надежды в реалистическое повествование, доверительный тон в разговор с читателем, использовал разнообразные художественные приемы (например, форму письма, шаржирование, гоголевскую гиперболизацию ситуации, выразительную характеристику персонажа и многие другие).

Во второй половине восьмидесятых годов. Шолом-Алейхем начал решительную борьбу с бульварной литературой и «шундтеатром», ярким воплощением которых был для него романист и драматург Шомер. В своем памфлете «Суд над Шомером» Шолом-Алейхем обличал эпигонские легковесные сюжеты и надуманные коллизии бульварных романов. Позднее он опубликовал цикл очерков под названием «Идише шрайберс» («Еврейские писатели»), в котором выступал за народный характер литературы, способной отстоять идеалы Хаскалы.

1887 году Шолом-Алейхем напечатал в газете «Юдишес фолксблат» рассказ для детей «Дос месерл» («Ножик»), горячо встреченный еврейской критикой всех направлений.

В 1891-1892 годах Шолом-Алейхем, продолжая писать на идиш, сотрудничал в русскоязычном «Одесском листке» и в прессе на иврите.

После того, как его теща собрала остатки состояния покойного мужа и помогла ему вернуть долги, он в 1893 году вернулся в Киев.

В 1894 году появляется сатирическая комедия о биржевых спекулянтах «Якнехоз, одер Дер гройсер берзен-шпил» («Якнехоз, или Большая биржевая игра»; ставилась на сцене под названием «Ойсвурф» — «Изверг» или же «Шмуэль Пастернак») имевшая громадный успех у публики, но не властей (изданная отдельной книгой, она была конфискована цензурой).

В том же году в альманахе «Дер хойзфрайнд» писатель опубликовал начало одного из самых значительных своих произведений «Тевье дер милхикер» («Тевье-молочник»): письмо Тевье рассказчику и его первый монолог «Счастье привалило».

Живет на свете Тевье-молочник, переживающий беду за бедой вместе со своей многотерпеливой женой, дочерьми и захудалой лошаденкой. Больше всего «сюрпризов» подносят ему дочери. Цейтл выходит замуж за портного, который вскорости умирает от чахотки. Годл соединяет судьбу с революционером и вместе с ним отправляется в ссылку. Шпринца, которой изменил возлюбленный, кончает жизнь самоубийством. Хава выходит замуж за «гоя». А послушная Бейлка, выйдя замуж за богача, не находит с ним счастья. Умирает жена Тевье Голда. Власти запрещают молочнику жить в деревне, изгоняют с насиженного места. Тевье уподобляется библейскому Иову, стоически выносившему все удары судьбы. Выстоять ему помогают прирожденное жизнелюбие и юмор. Окруженный дочерьми и внуками, он продолжает отчаянно цепляться за жизнь и трудиться. Это не тот счастливый конец, который дарован Иову — «Не под стать бедняку счастье». Но это и не беспросветная трагедия. У Шолом-Алейхема вообще не бывает абсолютно «плохих» или «хороших» концов. Точнее, самый неблагоприятный для героев финал очищен спасительным юмором.

Шолом-Алейхем продолжал работу и над романом «Менахем-Мендл». Уже в следующем томе «Дер хойзфрайнда» он опубликовал вторую главу цикла, тематически связанную с его собственной биржевой игрой («Бумажки»). Два образа в его творчестве — комически-трогательный и лирически-эпический — развивались параллельно.

С начала девяностых годов Шолом-Алейхем занимался исключительно литературой деятельностью. Заметно выросло его писательское мастерство. Опубликованные в 1902 году в «Дер юд» рассказы (в том числе в форме монологов) «Вен их бин Ротшилд» («Будь я Ротшильдом»), «Ойфн фидл» («На скрипке»), «Дрейфус ин Касрилевке» («Дрейфус в Касриловке»), «Дер дайч» («Немец») представляют собой образцы того особого юмора, «смеха сквозь слезы», который стал известен в мировой литературе как «юмор Шолом-Алейхема» и полнее всего проявился в повести «Мотл Пейси дем хазнс» («Мальчик Мотл»).

В 1903 году выходит первое собрание сочинений писателя в четырех томах.

Революционные события в России и особенно погром в Киеве в октябре 1905 года вынудили Шолом-Алейхема с семьей уехать. Он обратился с письмами к Льву Толстому, Че­хову, Короленко и Горькому, приглашая их принять участие в задуманном им сборнике в помощь пострадавшим от ки­шиневского погрома. Сборник вышел под названием «Помощь».

В 1905-1907 годах он жил во Львове, посетил Женеву, Лондон, побывал во многих городах Галиции и Румынии, в конце октября 1906 года прибыл в Нью-Йорк, где был горячо принят еврейской общиной. Он выступил в помещении «Грэнд Тиэтер» перед известной еврейской труппой Я. Адлера. В Нью-Йорке Шолом-Алейхем успел опубликовать первые главы повести «Мальчик Мотл», а летом 1907 года переехал в Швейцарию.  В мае 1908 года выехал в турне с чтением своих рассказов по Польше и России. Во время этих путешествий Шолом-Алейхем заболел туберкулезом легких и на несколько месяцев слег в постель. По настоянию врачей отправился на курорт в Италию.

В связи с двадцатипятилетнем творческой деятельности Шолом-Алейхема, которое торжественно отмечалось в октябре 1908 года, в Варшаве был создан юбилейный комитет, выкупивший у издателей все права на издание произведений Шолом-Алейхема и вручивший их писателю. В этом же году в Варшаве начало выходить многотомное собрание сочинений Шолом-Алейхема, так называемое «Юбилеум-ойсгабе» («Юбилейное издание»), куда вошли почти все произведения писателя, опубликованные до Первой мировой войны. В 1909 году петербургское издательство «Современные проблемы» выпустило собрание сочинений Шолом-Алейхема на русском языке, тепло встреченное публикой. Материальные трудности, тем не менее, преследовали писателя до конца жизни.

В эти годы были написаны: «Мотл пейси дем хазнс» («Мальчик Мотл), «Дер мабл» («Потоп»), «Блондзнде Штерн» («Блуждающие звезды»), «Дер блутикер шпас» («Кровавая шутка»), «Дер ойцер» («Клад»), «Дос гройсе гевинс» («Большой выигрыш, или 200 000»).

Тема странствий — одна из важнейших у Шолом-Алейхема. Эта тема занимает центральное место в романе «Ди блонджнде штерн» («Блуждающие звезды»). Его герои Лео Рафалеско и Роза Спивак были по-детски влюблены друг в друга. Но мечта о театральной славе, о служении искусству вырвала их из местечка, и, в конце концов, разлучила. Оба становятся театральными знаменитостями, окружены ореолом славы, но «блуждающим звездам» уже не суждено вновь полюбить. «Блуждающие звезды» — высшее достижение Шолом-Алейхема в жанре романа, чему не помешала некоторая сентиментальность фабулы. Роман выдержал огромное число изданий на идиш, русском, английском, испанском, французском, немецком и даже китайском языке (а также на многих других языках мира). Многочисленные инсценировки романа вошли в репертуар еврейских театральных трупп Америки и Европы. Исаак Бабель написал по мотивам этого романа сценарий для немого кино. В 1992 году в России вышел фильм «Блуждающие звезды».

Своеобразным литературным комментарием к процессу Бейлиса стал опубликованный в газете «Хайнт» роман Шолом-Алейхема «Дер блутикер шпас» («Кровавая шутка»), в сценическом варианте «Швер цу зайн а ид» («Трудно быть евреем»). Сюжет основан на мистификации: два друга-студента, еврей и христианин, ради шутки, на спор обменялись паспортами. В итоге христианин с еврейским паспортом становится жертвой кровавого навета и проходит мучительные испытания. Шолом-Алейхем надеялся опубликовать роман и в русском переводе, но из-за цензурных препятствий при его жизни этого не случилось. На русском языке роман появился лишь в 1928 году.

Шолом-Алейхем предпринял поездку с лекциями по Европе, но обострение легочной болезни в 1908 году вынудило его оставить это предприятие, и вплоть до начала Первой мировой войны писатель с семьей жил в Италии и Швейцарии.

В 1909 году издательство «Современные пробле­мы» начинает издавать произ­ведения Шолом-Алейхема на русском языке. Максим Горький восхищается его повестью «Мальчик Мотл». «Буревест­ник революции» переписывается с лето­писцем «черты оседлости», вместе они задумывают издание сборника еврейских писателей на русском языке.

Первая мировая война застала писате­ля на одном из немецких курортов. Как русский подданный, он был выслан из Рейха. Однако из-за военных действий вернуть­ся в Россию было уже невозможно, и Шолом-Алейхем снова отправляется в Америку.

В Америке не только еврей­ская, но и американская пресса поначалу всячески приветствуют и рекламируют писателя-эмиг­ранта. Его повесть «Мальчик Мотл» публикуют в цикле «с про­должением». Но вдруг ее прекращают печатать — по официальной версии по причине «нехудожественности». Шолом-Алейхем не пользуется популярностью в США. Один из издателей объяснил писателю, что он «недостаточно бульварен для Америки».

Психологию американского читателя и зрителя Шолом-Алейхем описывает в одном шутливом письме. Писатель, поправив­шись на  десять фунтов, шутит, что если дело так дальше пойдет, он через год будет весить 330 фунтов, а с таким ве­сом ему успех в Америке был бы обеспе­чен: «Не надо ничего писать, надо только дать анонс: «ЧУДО ЧУДЕС! ПРИХОДИ­ТЕ! ВАЛИТЕ ТОЛПАМИ! СМОТРИТЕ! УДИВЛЯЙТЕСЬ! САМЫЙ КРУПНЫЙ ЮМОРИСТ В МИРЕ! ВЕСИТ 330 ФУНТОВ! ШОЛОМ-АЛЕЙХЕМ — Вход один доллар … Не прозевайте! Передайте своим друзьям!».

В 1915-1916 годах писатель для заработка вынужден давать публичные концерты. Он побывал в Кливленде, Детройте, Цинциннати, Торонто и Монреале. Последнее выступление состоялось в Филадельфии в марте 1916 года.

Американский этап в творчестве Шолом-Алейхема, несмотря на смертельную болезнь, был крайне насыщенным. В 1915-1916 годах он интенсивно работал над автобиографическим романом «Фунем ярид» («С ярмарки»), в котором дал эпическое описание отцовского дома, двора, своего детства, отрочества. Этот роман Шолом-Алейхем считал своим духовным завещанием: «Я вложил в него самое ценное, что у меня есть, — сердце свое. Читайте время от времени эту книгу. Быть может, она … научит, как любить наш народ и ценить сокровища его духа».

В этот же период Шолом-Алейхем опубликовал вторую часть своей уже ставшей знаменитой повести «Мальчик Мотл» — «В Америке». Шолом-Алейхем устами сироты Мотла, сына Пейси-кантора, рассказывает о жизни евреев-эмигрантов в Америке. Иногда иронично, порой юмористически рисует Шолом-Алейхем быт и нравы бывших касриловских обитателей, нашедших приют в «благословенной» Америке.

В начале 1915 года написана комедия «Дер гройсер гевинс» («Крупный выигрыш»). В некоторых сценических вариантах она называлась «Цвей хундерт тойзнт» («200 тысяч»). В основу пьесы положен сюжет внезапного обогащения и связанных с этим изменений человеческого характера и уклада жизни. Пьеса вошла в репертуар многих театральных коллективов и стала одним из высших достижений московского ГОСЕТа.

До последних дней Шолом-Алейхем мечтает, что когда кончится война, он с первым же пароходом вернется до­мой. Однако этому так и не суждено было произойти. Шолом-Алейхем умер от обострения туберкулеза 13 мая 1916 года в Нью-Йорке. Последнее его желание — чтоб его похоронили рядом с отцом, в Киеве. И до сих пор оно не осуществилось.

На похороны писателя пришло несколько сот тысяч человек (еврейские предприятия Нью-Йорка в этот день были закрыты). Шолом-Алейхема похоронили на бруклинском кладбище Маунт-Небо в Сайпрес-Хилз. На его могиле стоит простое надгробие, от окружающих его отличает лишь эпитафия.

Шолом-Алейхем написал десять романов, двадцать пьес, сотни повестей и рассказов, множество статей. Произведения Шолом-Алейхема переведены на десятки языков мира. Он, наряду с Марком Твеном, Антоном Чеховым и Бернардом Шоу, признан ЮНЕСКО одним из величайших в мировой литературе писателей-юмористов.

Шолом-Алейхема часто называли еврейским Марком Твеном. Узнав об этом, Марк Твен отшутился, сказав, что в таком случае он — американский Шолом-Алейхем.

Его сказки и рассказы для детей стали образцами мировой детской литературы, его пьесы идут на сценах ведущих театров мира. Мюзикл «Скрипач на крыше», поставленный по мотивам романа писателя «Тевье-молочник» в 1964 в Нью-Йорке, стал первой коммерчески успешной англоязычной постановкой о жизни восточноевропейских евреев.

Шолом-Алейхем, как вспоминали современники, был очень веселым человеком. Он завещал своим близким в годовщину его смерти читать на могиле один из своих юмористических рассказов. «Смеяться полезно. Врачи советуют смеяться…» — один из рецептов жизни и творчества писателя. Второй рецепт звучит как парафраз Гоголя: «Видный миру смех и незримые, неведомые ему слезы».

Шолом-Алейхем до конца своих дней оставался романтиком-народником, любил «про­стых» и не любил богатых. В своем завещании он писал: «Где бы я ни умер, пусть ме­ня похоронят не среди аристократов, богачей и знати. Пусть меня похоронят там, где покоятся простые евреи-рабочие, настоя­щий народ, дабы памятник, который потом поставят на моей могиле, украсил простые могилы вокруг меня, а простые могилы да­бы украшали мой памятник — как простой честный народ при моей жизни украшал своего народного писателя».

Шолом-Алейхем умел передать полноту и выразительность, юмор и лиризм языка идиш. Писатель творил свой собственный мир, населяя его евреями всех разновидностей, какие только водились в России на рубеже столетий. Каждый характер — полнокровная личность, с ее неповторимым своеобразием. Имена некоторых его героев превратились у евреев в имена нарицательные.

Отличительная черта дарования Шолом-Алейхема — юмор. Преломляясь сквозь призму этого здорового, добродушного юмора, безрадостная «черта оседлости» принимает особый колорит, ее старосветские обитатели, озаренные лучами искрометного смеха писателя, приобретают особую глубину и значительность.

В 1997 году в Киеве был открыт памятник писателю, а в 2001 году установлен его памятник в Москве. Музеи Шолом-Алейхема открыты в Украине, России, Израиле, США. В честь Шолом-Алейхема назван кратер на Меркурии.

При перепечатке данной книги или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2011 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

 

В оглавление.
Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.