В. Карп. ЕВРЕЙСКИЙ ТЕАТР ОТ АВРААМА ДО АВРААМА ГОЛЬДФАДЕНА.

Светская литература на идиш. 

Развитие языка идиш и Хаскала дали толчок к общему развитию еврейской культуры, в том числе театральной. Третьим фактором, определившим возникновение и дальнейшее развитие профессионального еврейского театра, стала светская литература на идиш. В частности именно в эпоху Хаскалы зарождается литературная драма на идиш. 

Собственно говоря, литература на идиш возникла еще в XIV веке, когда появились стихотворные переложения с иврита некоторых книг Танаха. Однако основные жанры старинной литературы на идиш повторяли древнееврейские образцы. Так в XVI-XVII веках были популярны драмы на библейские сюжеты (например, пьесы об Агасфере). К жанрам не имевшие аналога в литературе на иврите можно отнести, пожалуй, лишь исторические песни и стихотворные романы, в том числе роман о Бове из Антоны (1507 г.), вариант общеевропейского рыцарского романа Бевис Хэмптонский (в русском переложении — Бова Королевич), итальянскую версию которого вольно переложил на идиш Элияху Бахур Левит.

Во второй половине XVIII века в  Германии горстка еврейских просветителей  поставила перед собой задачу — создать еврейскую национальную светскую литературу, образцом которой служила бы европейская литература, прежде всего — французская и немецкая. Это было частью их работы  по «извлечению еврея из гетто» и приобщению его к современной культуре. Именно деятели Берлинской Хаскалы  стояли у колыбели светской еврейской литературы. Ведь у ашкеназийских евреев в то время  светской литературы практически не было. Не было даже термина, обозначающего литературу такого рода (современный термин «сифрут»  ввел в обращение Менделе Мойхер-Сфорим лишь во второй половине XIX века).

Из «школы» Мендельсона вышли писатели Исаак-Авраам Эйхель и Аарон бен-Вольф Вольфсон, авторы комедий «Реб Генох» и «Лайхтзин ун Фремелай» («Доверчивость и коварство»).

В первой четверти XIX века в Галиции Хаскала выдвинула Иосифа Перла, автора остросатирической пародии «Раскрыватели тайн» (1819 г.), направленной против мистицизма в хасидизме.

Одним из специфических жанров литературы Хаскалы стал неизвестный дотоле в Европе жанр научно-популярной литературы. Возникновение произведений такого рода связано со стремлением просветителей  открыть евреям доступ к светским наукам, в чем они видели путь приобщения к  общечеловеческим ценностям. Среди  ранних авторов таких сочинений можно назвать Мендла Сатановера, Маркуса Георга Левинзона, Баруха Шика.

Есть своя объективно-историческая закономерность в том, что новая еврейская литература на идише в XIX веке начала интенсивно развиваться и достигла зрелости главным образом в России, а также в ряде других стран Восточной Европы.

Видным литератором, успешно работавшим во многих жанрах, был Шломо Этингер. Большую часть его наследия составляют басни, сказки, притчи, эпиграммы. Лучшие произведения Этингера в басенном жанре выросли из фольклора, исполнены народной мудрости. Главное в них не мораль, а яркие реалистические картинки жизни. Однако в историю новой еврейской литературы Этингер вошел не только и даже не столько как баснописец,  сколько как автор просветительской драмы «Серкеле». Этингер создал пьесу, главная героиня которой, Серкеле, надолго стала нарицательным образом. В результате мошеннической операции хитрая, беззастенчивая торговка мукой становится едва ли не самым богатым человеком в городе. Сфабриковав фальшивое завещание, она незаконно присваивает себе чужое наследство. Бессердечная, невежественная Серкеле ни перед чем не останавливается. Но, в конце концов, как и положено в «мещанской драме», она терпит поражение, побеждает справедливость, темные делишки Серкеле раскрыты, зло наказано, добродетель торжествует.

Своеобразным художником, самобытным прозаиком был Исраэль Аксенфельд. Весьма плодовитый автор, Аксенфельд при жизни увидел напечатанными (незадолго до смерти  в 1862 г.) лишь два своих произведения — драму «Первый еврейский рекрут» и роман «Головной убор», в котором отражены события 1812 года. Позднее были обнародованы «Муж и жена» (1867 г.), «Обманутый мир» (1870 г.) и другие его произведения. В 1872 году в русском переводе появилась повесть Аксенфельда «За двумя зайцами». В центре внимания писателя — еврейское местечко на Подолии, быт и нравы которого были досконально знакомы автору, родившемуся и выросшему в Немирове (ныне Винницкая область). Время действия почти во всех его произведениях конец XVIII и начало XIX века. А место действия, если оно и обозначено выдуманным названием, легко узнаваемо.

Огромный вклад в признании выразительных возможностей языка идиш, принадлежит уроженцу Подолии Мендлу Сатановеру (Менахем-Мендл Лефин). Приехав в 1770 году для лечения глаз в Берлин,  он сблизился с кружком М. Мендельсона, овладел немецким и французским языками, стал серьезно заниматься светскими науками, принял участие в издании журнала «Ха-Меассеф». Дальнейшая просветительская деятельность Сатановера проходила, в основном, в Подолии и Галиции. Он автор ряда книг на иврите:  сборника научно-популярных очерков «Иггерет хохма» («Послание о мудрости», 1789 г.), переложения трактата от гигиене швейцарского врача Тисо «Рефуат ха-ам» («Исцеление народа», 1794 г.). В отличие от берлинских просветителей, Сатановер пользовался  в своем творчестве не только библейским ивритом, но и использовал идиш.

Чтобы по достоинству оценить историческое значение творчества первых еврейских писателей, заложивших фундамент литературы на идише, надо принять во внимание то обстоятельство, что вплоть до восьмидесятых годов XIX века в еврейской местечковой среде сохраняла господствующее влияние религиозная ортодоксия. И в объективно сложившихся условиях прогрессивно-демократическая еврейская литература едва ли не с первых своих шагов вынуждена была вести с ней борьбу. К концу XVIII — началу XIX века в просветительской литературе восточно-европейской Хаскалы  появляется образ хасида, который является для просветителей  воплощением невежества, суеверия и ханжества. Именно в таком гротескном освещении предстает хасидизм в романе Иосефа Перла «Мегале тмирин» (1819 г.).

Прозаиком, создавшим новый литературный идиш, был Менделе Мойхер-Сфорим (Шолом (Шалом) Яаков Абрамович). Поначалу он писал на иврите (и считается одним из зачинателей современной прозы на этом языке). Однако особую известность он приобрел как писатель на идиш. Менделе Мойхер-Сфорим создал новую литературную норму. Лексика и синтаксис ее базировались на украинском диалекте идиш, а фонетика – на белорусско-литовском. Он создал язык, который ни для кого не был родным и в то же время всем был понятен.  Его первый рассказ на идиш «Маленький человек» был напечатан в газете «Кол Мевассер». Автор подписался псевдонимом Менделе Мохер Сфорим (Мендел-Книгоноша), таким образом, отождествив себя с известной в черте оседлости фигурой — кочующим из местечка в местечко торговцем книгами.  В том же году он опубликовал небольшую книжку на идиш «Волшебное кольцо» с полной огласовкой, выдав ее за перевод с немецкого. В течение последующих двадцати лет Менделе написал на идиш много рассказов, тем самым, заложив основу новой словесности, которая вскоре из популярной беллетристики для малообразованных превратилась в одну из больших европейских литератур. Он рисовал живые картины жизни в черте оседлости. Его рассказы на идиш — реалистические произведения с резко выраженной сатирической направленностью, а их язык — несколько стилизованный язык еврейских масс. В 1878 году он закончил публикацию самого известного из своих произведений  - «Путешествия Биньямина Третьего».

Первым еврейским поэтом с ярко выраженной индивидуальностью историки литературы считают Семена (Шимона) Фруга. Фруг — первый выходец из неассимилированной еврейской среды, писавший профессионально по-русски. Его печатают в русских изданиях, он переезжает в Петербург, помимо стихов публикует многочисленные статьи о литературе и пользуется признанием у русской литературной критики. После семи лет творчества на русском языке он начинает писать еще и на идиш. Следует сказать, что именно Фруг ввел силлабо-тоническую систему в идишистскую поэзию. Издатель идишистской петербургской газеты, предваряя публикацию Фруга, с восторгом сообщал: «Эти стихи на жаргоне написал известный русский поэт Шимон-Шмуэл Фруг».

Конец XIX — начало XX века для литературы на языке идиш — время интенсивного развития. Еще творчески активен «дедушка еврейской литературы» Менделе Мойхер-Сфорим, а ему на смену уже идет новое поколение еврейских писателей.

Одной из самых значительных фигур в еврейской литературе этого времени, ее признанным классиком явился Ицхок-Лейбуш Перец. Он был смелым художником-новатором, обновившим традиционные для еврейской литературы жанры. Белым стихом написаны его драматические поэмы «Ночью на старом рынке» (1907 г.), «На покаянной цепи» (1908 г.). В них классический реализм органически сочетается с символизмом. Пафос творчества Переца направлен против пережитков средневековья, весьма живучих в еврейской среде. Перец и как публицист, и как художник развенчивает аморальное общество, вскрывает опустошенность «власть имущих», поднимает голос в защиту униженных и оскорбленных. Он видит связь между социальным угнетением и клерикализмом. Как бы уходя из мира бездушного и грубо расчетливого, выражая свое неприятие социальных отношений, зиждущихся на антигуманных и безнравственных законах общества, писатель создает «Хасидские рассказы» (1900 г.) и «Народные предания» (1904-1909 гг.), поэтизирующие прошлое. Его привлекает духовное богатство созданных народной фантазией героев. В годы первой русской революции 1905-1907 годов, им были написаны несколько одноактных пьес из жизни обитателей городского «дна» («Шампанское», «Утро», «Сестры», «За дверью», «На бульваре»).

В девяностых годах заявил о себе Хаим-Нахман Бялик, писавший главным образом на иврите. Однако подавляющая масса еврейских читателей не владела ивритом, языком «священного писания». Ощущая острую потребность связи своего художественного творчества с народом, поэт обращается к идиш, на котором создает яркие лирические и бытовые произведения, высоко оцененные Шолом-Алейхемом и оказавшие сильное влияние на развитие еврейской поэзии XX века. Хаим-Нахман Бялик сделал для идишистской литературы то, чего до него не сумел сделать никто — убрал с идиш ярлык «низкого языка». Бялик создал на идиш поэзию высоких жанров, что вывело язык на другой уровень. Максим Горький назвал Бялика «великим поэтом, редким и совершенным воплощением духа своего народа».

Видное место в еврейской литературе начала ХХ века занял Шолом Аш. Особое внимание писателя привлекает обездоленный человек. Аш заявил о себе и как даровитый драматург: сцены многих стран мира обошла его пьеса «Бог мести» (1907 г.). Его произведения неоднократно переводились на русский, немецкий, английский языки.

В США литература на идиш возникла в конце XIX века. Естественно, что она отразила специфические особенности исторического развития этой страны, ее трудности, противоречия. К числу литераторов, писавших о жизни и быте эмигрантов, относился Яков Гордин, известный драматург и театральный деятель. Один из зачинателей еврейской драмы, он написал свыше семидесяти пьес, сюжеты которых большей частью заимствованы из произведений русских и западноевропейских писателей. На русской сцене с успехом шли пьесы Гордина «За океаном», «Мирра Эфрос» и «Сиротка Хася». В 1910 году в Петербурге были изданы «Драмы» Гордина в русском переводе.

Признанным лидером литературы на идише на протяжении без малого четырех десятилетий оставался Шолом-Алейхем (Ш. Н. Рабинович). Шолом-Алейхем приобретает репутацию истинно народного писателя. Герой Шолом-Алейхема — классический «маленький человек». Названия ряда его произведений прямо на это указывают: «Великий переполох среди маленьких людей», «Город маленьких людей». Ими, «маленькими людьми», населена Касриловка (обобщенный образ-символ дореволюционного еврейского местечка в черте оседлости). Однако отношение автора к этому своему герою отнюдь не однозначно. Великий гуманист, подлинно народный писатель, он любит и жалеет своих героев. Но не всех. В том же посвященном Касриловке и ее обитателям цикле юмор то и дело перерастает в горькую иронию, а то и в гневную сатиру. Смех Шолом-Алейхема сердечен, но и грустен, доброжелателен, но и язвителен. Граница между юмором и сатирой в его творчестве весьма условна. Недаром писатель часто вспоминал известные слова Гоголя из «Мертвых душ» о смехе сквозь невидимые миру слезы. О мудрой любви Шолом-Алейхема к народу писал Горький, прочитав повесть «Мальчик Мотл». Но любовь эта не была ни благостной, ни всепрощающей. Постоянен интерес писателя к повседневным заботам человека из низов, в поте лица добывающего себе хлеб насущный, прозябающего в недобром мире. Шолом-Алейхем выступал против отсталой местечковой психологии, против веками выработавшейся привычки безропотно переносить обиды, приспосабливаться к бесчеловечным условиям существования, подчиняться инерции привычного. В Тевье-молочнике писатель воплотил лучшие черты своего народа. И недаром именно такое «прочтение» образа принесло успех сценической интерпретации классического произведения Шолом-Алейхема выдающимся артистом С. Михоэлсом. Иное отношение автора к герою романа в письмах «Менахем-Мендл». Оно явно иронично, а местами ирония переходит в сарказм. Шолом-Алейхем прибегает к приему «снижения», противопоставив каждому посланию «человека воздуха», энергичного охотника за мифической птицей призрачного счастья, трезвое и преисполненное народного практицизма письмо его жены, оставленной с детьми и матерью на произвол судьбы в нищем местечке. Шолом-Алейхем способствовал развитию вкуса читающей на идиш публики своей борьбой против бульварной литературы, а также изданием первых литературных сборников на идиш («Ди идише фолксбиблиотек» — «Еврейская народная библиотека»). Он и поныне остается самым популярным автором на идиш.

Литература на идиш заняла, почетное место среди европейских литератур конца XIX и начал XX веков. Например, Шолом-Алейхем, и по сей день считается одним из величайших реалистических писателей-юмористов. Его заслуженно ставят его в один ряд с такими мировыми мастерами прозы, как Диккенс, Гоголь, Марк Твен, Мопассан.

При перепечатке данной книги или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2011 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

 

В оглавление.
Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.