В. Карп. ЕВРЕЙСКИЙ ТЕАТР ОТ АВРААМА ДО АВРААМА ГОЛЬДФАДЕНА.

Имена.

         Эпоха Возрождения — важный период в истории всей западноевропейской культуры. Эта эпоха, порождённая вырвавшейся из тисков церкви свободной мыслью, в основе которой лежит идеология гуманизма. В центре её интерес к человеческой личности, представление о силе её ума, таланта, безграничных возможностях. Новая идеология в значительной степени опиралась на античную культуру, философию, искусство и литературу. Но свободная мысль обращалась не только к античным источникам — во Флоренции, в кругу гуманистов, например, изучали и каббалу.

Однако в эту эпоху наметилось и отставание еврейской культуры, обусловленное противодействием клерикальных кругов, всячески препятствовавших как проникновению европейской культуры в еврейскую среду, так и собственным культурным начинаниям еврейского народа. Наметившееся в эту эпоху отставание еврейской культуры было преодолено лишь с началом  Хаскалы (Просвещения) во второй половине XVIII — начале XIX века. 

         Тем не менее, бурный расцвет культур окружающих народов не мог не повлиять, пусть и не в очень значительной мере, и на еврейскую культуру. Появляются, наконец, деятели еврейского театра, чьи имена получают европейскую известность. Из еврейской среды выходит так же и целый ряд деятелей европейского театра, хоть и принявших христианство, однако в своем творчестве опирающихся на еврейскую театральную традицию.

Фернандо де Рохас.

 

Фернандо де Рохас родился около 1465 года в Пуэбла-де-Монтальбан (Новая Кастилия) в семье крещеных евреев, так называемых «новых христиан».

«Новые христиане» составляли значительную часть испанской интеллигенции эпохи Возрождения: врачей, преподавателей университетов, ученых-теологов, юристов, поэтов и художников. «Новыми христианами» были творец первого пасторального романа Хорхе де Монтемайор, поэт и философ Луис де Леон, философ-гуманист Луис Вивес, гуманисты братья Вальдесы (Альфонсо — «придворный латинист» Карла V, автор диалогов в духе Лукиана, Хуан — прославившийся трактатом «Диалог о языке»), знаменитый врач и писатель Андрес Лагуна. «Новохристианская кровь» текла в жилах знаменитых испанских мистиков Тересы де Хесус и Хуана де ла Крус, придворного живописца Веласкеса и открывателя кровообращения Мигеля Сервета.

В 1488 году Фернандо де Рохас приехал в Саламанку, где в местном университете изучал латынь, философию, право и получил степень бакалавра.

С 1507 года он жил в Талавере, где работал адвокатом. Как адвокат пользовался уважением у сограждан и в 1538 году в течение нескольких месяцев замещал городского алькальда. Его имя упоминается в двух протоколах инквизиционного трибунала Толедо: в 1517 году Рохас выступил свидетелем защиты на процессе против нового христианина, обвинявшегося в тайном соблюдении обрядов иудаизма. В 1525 году на аналогичном процессе «иудействующий» Альваро де Монтальбан просил назначить адвокатом Рохаса, «своего зятя, обращенного еврея», в чем ему было отказано, так как трибунал счел просьбу неуместной и предложил назвать другого адвоката, «стоящего вне подозрений».

Фернандо де Рохас был женат на Леоноре Альварес де Монтальбан.

Умер Фернандо де Рохас в 1541 году в Талавера-де-ла-Рейна.

Современные исследователи признали Рохаса автором романа-драмы «Трагикомедия о Калисто и Мелибее» (написана около 1492-1497 гг.), более известного под названием «Селестина». Историки литературы долгое время считали пьесу анонимным произведением. И лишь в начале XX века были найдены документы, позволившие установить личность автора.

Это произведение соединило черты различных средневековых жанров и знаменовало переход в Испании к литературе нового времени. «Селестина» в этом отношении стоит в одном ряду с «Божественной комедией» Данте в Италии и «Кентерберийскими рассказами» Чосера в Англии.

Первое из сохранившихся изданий «Трагикомедии» было анонимным (Бургос, 1499 г.), содержало шестнадцать действий, и именовалась «комедией». Следующее издание (Севилья, 1501 г.) включает письмо сочинителя к другу и акростих, раскрывающий имя автора («Бакалавр Фернандо де Рохас закончил Комедию о Калисто и Мелибее, а родом происходит из деревни Монтальбан»). В трех изданиях 1502 года добавлены еще пять действий, пролог, а также внесены поправки в первоначальный текст. Внесено так же изменение и в определение жанра книги — теперь она именуется «трагикомедией». В письме, прологе и акростихе автор сообщает, что нашел в Саламанке произведение неизвестного писателя («по мнению одних, Хуана де Мена, а, по словам других, Родриго де Кота» — оба из крещеных евреев»), составившее первое действие «Трагикомедии», к которому он сам сочинил еще пятнадцать, а затем по просьбе читателей добавил еще пять действий.

Однако в акте инквизиции (1525 г.), в «Географических донесениях» испанских городов королю Филиппу II (вторая половина XVI в.) и в  «Истории города Талаверы» (середина XVII в.) именно Рохас упоминается как единственный автор этого сочинения. Большинство современных исследователей не придают значения указаниям Рохаса на автора первого действия, так как выдержанность замысла, языка и характеров (особенно в первых шестнадцати действиях) дает основания считать «Трагикомедию» созданием одного человека.

Вероятно, автор «Селестины», как крещенный еврей, имел особые основания скрывать свое имя, а также мистифицировать читателя в прологе, поскольку сатирические выпады против аристократии и духовенства, соседствующие с не слишком почтительными отзывами о суде «святейшей» инквизиции, могли повлечь за собой весьма серьезные неприятности.

С 1519 года «Трагикомедия» издавалась под названием «Селестина» (полное название «Селестина, комедия, или Трагикомедия о Калисто и Мелибее, сочиненная в назидание влюбленным безумцам, которые, побежденные неистовым желанием, считают и называют подругу своим божеством. А также написана она в предостережение от обманов сводней и дурных и льстивых слуг»).

Роман повествует о любви молодого кабальеро Калисто к Мелибее, девушке благородного происхождения. Высокому миру гуманистических чувств противостоит низовой мир города, представителем которого выступает Селестина — профессиональная сводня, помогающая Калисто добиться благосклонности Мелибеи. Уродливая, вечно пьяная, злобная старуха Селестина — само олицетворение позорного ремесла. Однако ее бесхитростный гедонизм и сознание собственной значительности, равно как и нужности своих занятий, делают ее воплощением той испанской цельности, что отличала Сида и Дон Кихота.

Как явление культуры раннего Возрождения «Селестина» неоднозначна и в мировоззренческом и в жанровом отношении: мотивы средневековой куртуазной литературы переплетаются в ней с ренессансными, а драматургические приемы — с повествовательными.

Свобода, с какой написана «Селестина», сочетавшая драматическую и романную технику, вместившая на своих страницах представителей всех слоев и разрядов тогдашнего общества, контрастных в своих оценках и самооценках, определила раблезианский диапазон художественных средств этого романа-драмы. В «Селестине» дидактико-морализаторские тенденции сочетаются с традициями итальянского гуманизма, неоплатоновской философией и ярким реалистическим изображением действительности. Эта сатира на любовь и нравы, сочетающая элементы книжности и риторики с разговорным языком простонародья, богатым непристойностями и едкими диалогами, впервые в испанской литературе сочувственно изображала жизнь городских низов. Имя хитроумной сводни Селестины стало в испанском языке нарицательным.

Селестина» пользовалась огромной популярностью: в XVI веке она издавалась более шестидесяти раз, затем была переведена и издавалась на основных европейских языках, а также породила множество подражаний. В XVI веке инквизиция все подражания и продолжения «Селестины» внесла в список запрещенных книг, а в конце XVIII века духовенство добилось запрещения и самого произведения.

К «Селестине» восходит не только испанский театр «золотого века» (Лопе де Руэда, Лопе де Вега, Тирсо де Молина), но и плутовской роман.

Влияние и значение этого произведения признавали крупнейшие писатели и деятели испанского Возрождения. Так, известный филолог-гуманист XVI века Хуан де Вальдес в «Диалоге о языке» утверждал: «Нет другой такой книги, написанной по-кастильски, где бы язык был более естественным, метким и изящным», а Мигель Сервантес в одном из вступительных стихотворений к «Дон-Кихоту» назвал «Селестину» «божественной книгой».

Леоне Модена.

Раввин и поэт Леоне да Модена (Иегуда Арье Ми-модена) был известным в Италии ученым, писателем, драматургом,  дирижером и театральным постановщиком эпохи позднего Возрождения.

Родился в Венеции в 1571 году. Происходил из известной феррарской семьи талмудистов и ученых, переехавшей в Венецию после изгнания евреев из Франции. Получил традиционное еврейское и классическое светское образование.

С детства Леоне проявил необычайные способности — уже в три года он переводил простые отрывки из Торы на итальянский. В возрасте девяти лет он был отправлен для продолжения образования в Падую. В двенадцать лет — перевел на иврит первую песнь «Неистового Орланда» Ариосто. В своём сочинении «Рычащий лев» Леоне да Модена писал: «Я с детства стремился приобрести всевозможные знания … И никогда не мешал своему разуму пытаться постичь любой предмет, который его привлекал».

В 1593 году Модена получил должность учителя и раввина в Венеции, с которой будет связана вся его дальнейшая жизнь. Он занимал разные должности в венецианской еврейской общине: был членом совета, раввином, руководителем хора, созданного им в 1632 году в венецианском гетто,. Кроме того, у Модены было множество других, скажем так, неофициальных занятий: посредничество, сочинение эпитафий и надписей на талисманах, алхимия.

Жизнь Леоне была исполнена противоречий, трагических переживаний и успехов. Когда ему было восемнадцать лет, умерла его юная невеста Эстер. Он, как и полагалось в еврейской среде, не сам выбрал её, но за немногие встречи, что им были позволены, они влюбились друг в друга, и он тяжело переживал её смерть. Женился Модена на её сестре Рахели и прожил с ней всю жизнь, однако этот брак был неудачным. Жена не стала ему близким человеком. Его старший сын Мордехай умер в двадцать шесть лет. Второй сын, Звулун, был убит в драке с приятелями, а третий, Исаак, ведя, как говорили тогда «беспутную жизнь», уехал на самый край света, в Бразилию, и вернулся в Венецию, лишь после смерти отца.

Леоне Модена был человеком страстным, увлекающимся. В юности он написал диалог «Отдались от зла», в котором резко осуждал азартные игры, а через несколько лет сам стал заядлым игроком в кости, и оказаться от этой страсти не мог. В пятидесятидевятилетнем возрасте он выступил против указа раввинов, исключающего игроков из общины. Он увлекался алхимией, ничего ему не принесшей, и постоянно нуждался в деньгах.  

Но карьера учёного ему удалась. С 1593 года свыше сорока лет он преподавал в «Талмуд Тора». Его приходили слушать не только евреи, но и венецианские дворяне, иностранные послы, христианские священники и монахи.

Раввин Модена отличался крайне либеральными взглядами. Так, он позволил членам своей общины ходить с непокрытой головой, выступал за включение в синагогальную службу музыки своего друга Саломоне Деи Росси, разрешал в субботу играть в мяч на территории венецианского гетто. Модена был ярым сторонником светского образования впрочем, наряду с традиционным.  

Леоне считался одной из самых колоритных фигур в итальянской еврейской общине.  

Леоне Модена является автором многочисленных стихов на итальянском языке, латыни и иврите, а так же переводов с итальянского языка на иврит.

Большой интерес представляет его «Автобиография», где вырисовывается личность Леоне, на фоне современной ему действительности.

Из его теоретических сочинений особый интерес представляет трактат «История еврейских обрядов и обычаев» («Historia de’ riti hebraici»), написанный в 1616-1617 годах. Это описание обрядов, обычаев, норм еврейской жизни. «История еврейских обрядов и обычаев» была первой книгой со времен Иосифа Флавия, написанной евреем о евреях  и адресованной нееврейским читателям. Побудил Модену к этому труду английский посол в Венеции сэр Генри Уоттон. Он хотел познакомить короля Якова I с религиозными обычаями евреев. Рукопись Леоне читали многие, и одна из копий попала французу Жаку Гаффарелю. В 1637 году он с извинениями сообщил Леоне, что давно напечатал её и только теперь посылает ему. Леоне перечитал свою рукопись и с ужасом обнаружил, что в четырёх-пяти местах есть фразы, где он высказывается против инквизиции. Это представляло большую опасность. Модена решается на смелый шаг – он обратился к венецианскому цензору и попросил у него совета. Тот посоветовал представить рукопись в трибунал инквизиции и предложить  убрать из неё все фразы, которые, по мнению церковных авторитетов, могут принести вред христианской религии. Совет помог — монах Марко Ферро из монастыря св. Иоанна и Павла нашёл в рукописи много криминальных мест, но к счастью не столь опасных, как того боялся Леоне, и не сообщил о рукописи высшему церковному начальству. Главное же, что успокоило Леоне — приезд в Рим Гаффареля, который передал ему печатное издание его труда, из которого были изъяты все места, вызывавшие опасения автора. В Венеции книга под названием «История еврейских обрядов, обычаев, жизни и соблюдения законов евреями во времена венецианского раввина Леона из Модены, напечатанная в Париже и ныне им исправленная и переделанная» вышла в 1638 году. Этот труд Леоне  Модена много раз переиздавался и был переведён на итальянский, французский, английский, голландский и латинский языки, а в середине XIX века и на иврит. Следует отметить тот факт, что в этой книге Модена первым осуществил попытку сделать теоретический анализ театральных элементов еврейской культуры.

Он проявлял большой интерес к музыке — длительное время, выступая в роли хорового дирижера. Был также известен как композитор. Именно Модена внес элементы светской музыки в литургию. Поощрял музыкальное образование в еврейской среде, считая, что музыка очищает человека.

Значительный вклад внес Леоне Модена и в развитие театрального искусства. Поначалу участвуя в качестве актера в составе любительской труппы, он впоследствии взял на себя функции постановщика. Именно для постановки в этом театре им была написана пьеса на иврите.

Умер Леоне Модена в Венеции в 1648 году.

Антониу Жозе Да Сильва.

Антониу Жозе Да Сильва известный как  Жудеу — «Еврей» родился в 1705 году в Рио-де-Жанейро.  Его отец Жуан Мендеса Да Силва  известный в Бразилии поэт и адвокат.

В 1712 году мать Антониу (Лауренсия Коутиньо) была арестована по обвинению в иудаизме и перевезена в Португалию. В 1713 году отец Да Сильва чтобы быть рядом с женой, вместе с детьми последовал за ней. В 1713 году ее помиловали после суда, ограничившегося пыткой.

С 1716 года Антониу учился в иезуитском коллеже, а с 1722 года обучался праву в Коимбрском университете.

Несмотря на покровительство семье со стороны советника короля, в 1726 году Антониу Да Сильва (тогда студент Коимбрского университета) был вместе с матерью арестован инквизицией по обвинению в иудаизме, хотя истинной причиной ареста послужили его сатирические стихи. После пыток и епитимии он был объявлен покаявшимся и освобожден, а в 1729 году освободили и его мать.

Окончив университет, Антониу поселился в Лондоне подальше от инквизиции. Поначалу  занимался адвокатурой, а затем целиком посвятил себя театру. Это побудило его вернуться в Португалию. Пьесы Антониу Да Сильва были популярны у португальской и бразильской публики, игрались на частных сценах, исполнялись в кукольных театрах.

Его комические оперы для театра марионеток, прозванные публикой «оперы Еврея», являются образцами жанра «низкой комедии» в португальской литературе. Хотя в основе большинства пьес Антониу лежат мифологические античные сюжеты, тем не менее, им присущ особый португальский колорит, поскольку они пронизаны духом и языком народа. Антониу Да Сильва порывает с общепринятой традицией португальской драматургии и включает в представление песни и музыку. Именно поэтому, несмотря на то, что его пьесы были написаны в прозе, они получили название опер.

В то же время в его пьесах четко прослеживается влияние традиционного еврейского театра: сатирическая парадоксальность, опора на музыкальный материал, маска как система образов, сочетание комического и героического внутри одного художественного слоя. В творчестве Да Сильва также отчетливо проявляется влияние итальянского и французского бурлеска.

Его первая пьеса «Жизнь великого Дон Кихота Ламанчского и толстого Санчо Пансо» (пародия на роман Сервантеса) 1733 г.) содержит сатиру на современное ему правосудие, а в пьесах «Жизнь Эзопа» (1734 г.), «Амфитрион» (1736 г.), «Критский лабиринт» (1736 г., музыка Антонио Тейшейры), «Битва цветов» используя мифологические сюжеты, Да Сильва дает язвительную картину нравов португальского общества. В речитативе Амфитриона звучат намеки Да Силва на его пребывание в тюрьме и возмущение инквизицией. Его перу также принадлежат пьесы: «Чары Медеи» (1735 г.), «Личины Протея» (1737 г., музыка Антонио Тейшейры), «Войны Алекрима и Манжероны» (1737 г., музыка Антонио Тейшейры), «El Prodígio de Amarante» (1737 г., на испанском языке), «Любовь, побежденная Любовью» (1737 г.), «Влюбленные из Эскабече» (1737 г.), «Падение Фаэтона» (1738 г.).

Да Сильва достигал комического эффекта использованием ряда присущих ему комических эффектов – гротескных имен персонажей, игрой слов и каламбурами, созданием комических ситуаций основанных на  недоразумениях, использованием варварской латыни и схоластической аргументации, смешением простонародного языка с напыщенной «ученой» речью.

Острая сатира Да Сильва нажила ему немало врагов в Португалии. После смерти могущественного покровителя, графа д’Эрсейры, в 1737 году по доносу служанки его вместе с матерью и беременной женой вновь арестовывает инквизиция за исповедание иудаизма. Собственно судили его не столько за соблюдение обрядов иудаизма, сколько за едкую сатиру на католическую церковь. А потому ни заступничество короля, ни свидетельства в его пользу (не были учтены даже благоприятные свидетельства доминиканских монахов) не были приняты трибуналом инквизиции в расчет. Было «доказано», что он прошел обряд обрезания, соблюдал субботу и постился не по христианскому канону. Между тем в 1738 году, несмотря на то, что автор находился в тюрьме, была поставлена его пьеса «Гибель Фаэтона».

Поскольку это был уже второй арест, то Да Сильва, которого иногда называли «португальским Плавтом», несмотря на ходатайство короля Жуана был объявлен еретиком и, 19 октября 1739 года предан аутодафе. В виде особой милости Да Силва был предварительно удушен гарротой, а затем сожжен.

В этот день в лиссабонском театре «Байрро-Альто» шла одна из его комедий, и ей рукоплескали те же зрители, которые утром с жадным любопытством наблюдали за казнью автора. Мать и жена Да Силва погибли в тюрьме.

В анонимном издании комедий Да Сильва «Португальский комический театр» 1744 года  опубликовано восемь из его опер. Однако имя автора скрыто в акростихе — обращении к читателю из-за запрета инквизиции. В 1940 году это издание обнаружил исследователь Луис Фрейтас Бранко.

Лоренцо да Понте.

Лоренцо да Понте (Эмануэле Конельяно) родился в гетто городка Ченеда (ныне Витторио-Венето) Венецианской республики в 1749 году. Его отец — Жеремия, был торговцем кожей. Когда Эммануэле исполнилось пять лет, его мать Гелла (Ракель) Пинкерле умерла в момент рождения его младшего брата. Вторая жена Жеремии была христианкой. В 1763 году то ли из желания удовлетворить религиозные потребности новой жены, то ли желая выбраться из гетто, Жеремия попросил епископа Ченеды (которого звали Лоренцо да Понте) обратить в христианство его и своих трех детей от первого брака. По существовавшему тогда обычаю семья Конельяно взяла фамилию да Понте, а Эммануэле взял себе и имя епископа. Епископ приютил своего нового тезку и его двух братьев и в 1769 году записал юного Лоренцо в семинарию в Портогруаро. К 1773 году он стал священником (аббатом)  Лоренцо да Понте.

Но, даже будучи аббатом, он никогда не выполнял обязанностей священника. Его темперамент (судя по описанию в его собственных ярких и причудливых «Мемуарах») не способствовал соблюдению обета безбрачия и целомудрию. Тем не менее, Лоренцо да Понте был весьма уважаемым учителем в семинарии Тревизо, увлеченным современной литературой и древними языками. Но литературное творчество и бурная личная жизнь помешали церковной и педагогической карьере: из-за сатирических стихов и многочисленных любовных историй, да Понте вынужден был сначала покинуть семинарию, а затем лишился и сана. Более того, после одного особо яркого любовного скандала (он стал отцом ребенка замужней аристократки) венецианский суд приговорил его к изгнанию из города на пятнадцать лет. Да Понте бежал в Венецию, где, как рассказывали, нашел пристанище в доме другой прекрасной дамы, потом в Горицию и наконец, за пределы Италии — в Дрезден.

В 1782 году, заручившись рекомендательным письмом к придворному композитору Антонио Сальери, да Понте прибыл в Вену в поисках работы. Он прибыл в Австрию с «небольшим словариком» немецких «любовных слов», которые ему подарила на границе жена трактирщика. Обаяние заменило экс-аббату профессиональный опыт, и даже знание немецкого языка и Сальери хлопочет перед австрийским императором о предоставлении изгнаннику должности либреттиста при Национальной опере.

В те годы австрийский двор сходил с ума по итальянской опере, и сладкоречивый да Понте получил место поэта при императорском театре. В этой должности он написал более тридцати либретто, в том числе к операм Сальери («Талисман»; «Богач на день»; «Аксур, царь Ормуза» — переделка либретто оперы «Тарар», написанного Бомарше; «Пастырь верный»; «Цифра»), Йозефа Вайгля, Висенте Мартина-и-Солера («Добродетельный ворчун», по К. Гольдони; «Редкая вещь, или Красота и добродетель», по новелле Л. Велеса де Гевары «Дианино древо»), . C. Стораче («Ошибки», по «Комедии ошибок» Шекспира).

В доме еврея-аристократа барона Вецлара он знакомится с двадцатисемилетним Моцартом. Последующее оперное творчество Моцарта в значительной степени  будет связано с именем Лоренцо да Понте.

Их первая совместная работа — «Одураченный муж», так и не получила  воплощения. Моцарту требовалось нечто большее, нежели еще одна опера-буфф с типичной для нее клоунадой и комическими трюками.

Внимание Моцарта и да Понте привлекла наиболее революционная пьеса того времени — «Женитьба Фигаро» Пьера Бомарше. В ней рассказывалась истории развратного графа, пытавшегося изменить своей утонченной супруге со служанкой (собиравшейся замуж за его слугу). Комедия Бомарше в условиях Франции накануне буржуазной революции 1789 года сыграла огромную роль в разоблачении феодально-аристократических порядков и явилась революционным знаменем в руках третьего сословия. И соавторы решились на смелый шаг, обратившись к этой комедии по собственной инициативе, без заказа театра. Тем более это поразительно, что комедия Бомарше была запрещена цензурой в Вене. Правда, в либретто да Понте социальная острота комедии несколько сглажена, но все же главное сохранилось — противопоставление развратных господ-аристократов и умных, ловких, симпатичных слуг. Здесь присутствовали все элементы комической оперы, за несколькими исключениями. Речь шла о реальных людях. Они пели с истинным чувством. Они смеялись, неистовствовали, плакали, иногда исполняли арии с восхитительными словами, написанными на незабываемые мелодии, вызывавшие слезы.

1 мая 1786 года в Вене состоялась премьера «Женитьбы Фигаро». Поначалу опера встретила восторженный прием публики. Но неприязнь императора и придворных кругов к новшествам Моцарта и литературному первоисточнику сказались на судьбе оперы — после нескольких представлений она была снята с репертуара венского театра. Однако музыка «Женитьбы Фигаро» приобрела огромную популярность. Знаменитая ария Фигаро «Мальчик резвый» распевалась на улицах Вены, в кабачках и ресторанах, в садах и парках.

Для написания следующей оперы Моцарт вместе с да Понте перебрал множество сюжетов, и, наконец, они остановились на знаменитой легенде об испанском дворянине Дон Жуане. Впервые эта легенда получила драматическую обработку у испанского драматурга XVII века Тирсо да Молина, затем к ней обращались Мольер (XVII век) и Гольдони (XVIII век). Надо сказать, что на этот сюжет уже существовала опера итальянского композитора Гаццанига. Опера Моцарта по оригинальному либретто да Понте явилась самостоятельной обработкой этой легенды. В отличие от предшествующих драматических трактовок сюжета, в которых преобладали рассчитанные на внешний эффект грубоватые остроты Лепорелло и бесконечные любовные похождения Дон Жуана, в конце концов увлекаемого чертями в ад, в «Дон Жуане» Моцарта и да Понте мы встречаемся с серьезной возвышенной трактовкой. Образы командора, донны Анны и донны Эльвиры достигают большой трагической силы. Вместе с тем и буффонное комедийное начало в образах Лепорелло, Церлины, Мазетто выступает достаточно выпукло и рельефно. В образе Дон Жуана, полном жизненной энергии и огня, сочетаются в единстве оба начала — трагическое и комическое. Таким образом, опера «Дон Жуан» представляет собой синтез и взаимопроникновение высокой музыкальной трагедии и оперы-буфф. Премьера «Дон Жуана» в Праге состоялась 29 октября 1787 года. В мае 1788 года, после блестящей пражской премьеры, «Дон Жуан» был поставлен в Вене. Но там его приняли значительно холоднее.

Следующая совместная работа с Моцартом «Так поступают все» — оригинальная идея да Понте. В ней рассказано об отношениях между мужчинами и женщинами — как они обманывают друг друга, как лгут, проявляют страсть, познают и забывают любовь. «Так поступают все» — комедия с мрачноватыми обертонами, где все — обман и маскарад, а персонажи постоянно переряжаются и перевоплощаются. С подачи циничного старика двое безрассудных юношей, лучшие друзья, заключают пари о том, что их невесты сохранят им верность. Но, как намекает название, юношам придется узнать много нового о вожделении и любви. Идея либретто навеяна реальной скандальной историей, случившейся в те годы, и лишь образ служанки позаимствован у Мольера. Сюжет, музыка и вся композиция оперы являют собой чудо симметрии. Эта легкая и в то же время глубокая комедия — одно из самых живых и наименее морализаторских порождений классического Просвещения.

Да Понте был не только великим драматургом, но и первоклассным драматическим поэтом. Он давал моментальную характеристику персонажей и окружающей среды. Несмотря на продолжительность этих произведений, в них нет повторов, лишних слов.

Однако у успеха да Понте была и оборотная сторона — опасная для карьеры ревность со стороны главного либреттиста тогдашней Вены Джанбаттисты Касти, а также хронический неуспех у властей, которых раздражал острый язык итальянца.

К тому же любовные приключения по-прежнему доставляли да Понте множество неприятностей. Одна его возлюбленная подсылает к нему убийц, другая рожает от него троих детей и ради связи с ним пытается отравить собственного мужа. Как-то раз он умудрился влюбиться сразу в двух сестер, а заодно и в их матушку. В общем, когда да Понте впал в немилость у нового императора Леопольда, у либреттиста оказалось немало причин, чтобы оставить пределы империи. И когда в 1790 году за год до смерти Моцарта австрийский император урезал поддержку художественного творчества из-за увеличившихся расходов на войну с Турцией и да Понте потерял работу, он уехал в Триест, где познакомился с юной англичанкой по имени Нэнси Грал. Вместе с ней он отправился сначала  в Париж, потом в Лондон, (где, в том числе работал в «Кингс-тиэтр»). Здесь да Понте тринадцать лет проработал с ныне забытыми композиторами.  Жил также в Праге и Дрездене. В 1804 году он пишет свое последнее либретто «Похищенная Прозерпина» (композитор П. Винтер). За эти годы у Лоренцо и Нэнси родились четверо детей. В 1805 году либреттист эмигрировал в Америку.

В Америке после череды банкротств (американские биографы даже называют его «профессиональным банкротом») он стал первым преподавателем итальянской литературы в «Columbia College» (ныне Колумбийский университет). Его по праву можно считать одним из основателей классического филологического образования в США.

В 1825 году в Нью-Йорке он поставил свою «Женитьбу Фигаро», год спустя «Дон Жуана» и даже начал строить здание первого в США оперного театра. Однако все его начинания терпят неудачу. Престарелый иммигрант вынужден зарабатывать на содержание семьи преподаванием европейских языков. А последним местом работы  великого либреттиста Лоренцо да Поте и вовсе стала овощная лавка в Нью-Йорке.

Он умер в 1838 году в возрасте восьмидесяти девяти лет в полной нищете  и был похоронен в Бруклине. Конец Лоренцо да Понте в чем-то схож с кончиной его друга Моцарта: либреттиста хоть и отпевали в Кафедральном соборе Нью-Йорка, но могила его не была помечена и со временем потерялась, как потерялась и могила Моцарта.

Лоренцо да Понте автор двадцати восьми либретто к произведениям одиннадцати композиторов, включая оперы Моцарта и Сальери. До появления в конце XIX века блестящих инсценировок шекспировских пьес «Отелло» и «Виндзорские проказницы» («Фальстаф»), написанных для Верди Арриго Бойто, музыкальные комедии да Понте были вершиной музыкального театра. Важно понять, что без сотрудничества с да Понте Моцарт не написал бы музыки, которая обнажила человеческие чувства до такой степени, которая до него не была доступна никому.

Сегодня интерес к жизни и творчеству Лоренцо да Понте велик как никогда. «Так поступают все» — любимый предмет изучения культурологов, пример мышления XVIII века с его искусством интриги и любовных игр. Театральным бестселлером стала пьеса австрийца Петера Туррине «Да Понте в Санта-Фе», рассказывающая о постановке «Дон Жуана» в одном из салунов Дикого Запада. А для научного изучения фигуры да Понте (а также других либреттистов этой эпохи) в Вене открыли с институт, который носит его имя. Немногие из коллег да Понте по цеху могли бы соперничать с ним за подобную честь. Ведь далеко не каждый проживает жизнь, о которой сам мог бы написать оперу в жанре столь популярной когда-то dramma giocosa («веселой драмы»). А именно такой была жизнь самого да Понте.

При перепечатке данной книги или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2011 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

В оглавление.
Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.