В. Карп. Основы режиссуры. Введение в теорию режиссуры

7. 2. Семантическая и художественная информация.

Режиссер – создатель фильма, то есть человек, который искренне стремиться поделиться своими мыслями.

Микеланджело Антониони.

Информацию, которая циркулирует в социуме, принято делить на семантическую и художественную (эстетическую).

Семантической информацией является та, которая подчиняется универсальной логике, имеет структуру, допускает точное представление, которое можно перевести на другие языки.

Следует оговорить, что в соответствии с теорией Шеннона, количество информации, которую получаешь тем больше, чем меньший запас информации по этому поводу ты уже имеешь. Это, конечно, не означает, что если в сообщении нет новой для пользователя информации, то это не информация. Информационный характер сообщения сохраняется, потому что его целью было сообщение информации.

Семантическая модель приема информации значительно отличается от статической модели К. Шеннона. На это обратил внимание еще Ю. А. Шрейдер изучавший проблемы машинного перевода. Он подчеркивал, что формальная модель позволяющая описывать процесс семантического анализа текстов должна содержать  описание тезауруса — представления некоего наблюдателя об окружающем мире. Сам процесс смыслового восприятия текста в данном случае воспринимается как смена тезауруса под влиянием данного текста. Таким образом, статическая модель информации состоит в том, что «чем меньше знаешь до получения информации, тем больше узнаешь после него», а семантическая отвечает формуле «чтобы знать, надо принять и понять, чтобы понять, надо знать». Как видим, первая модель больше соответствует состоянию технических систем, вторая – «состоянию человека». Следует добавить, что семантическая модель в той или иной форме присутствует и в сложных социальных системах животного мира (социальных сообществах пчел, муравьев, волков).

Единственным специфическим видом информации, возникающим только в человеческих сообществах, является художественная (эстетическая) информацию.

Художественная (эстетическая) информация, это информация которую нельзя перевести, которая не принадлежит к универсальному набору символов, а только к набору знаний общего для передающего и принимающего информацию. Она теоретически не переводится на другой  «язык» или в систему логических символов потому, что другого такого языка для передачи этой информации просто не существует.

Художественная информация раскрывает специфику художественного сообщения, которая состоит в том, что оно оказывает эмоциональное воздействие, а потому не передается стандартными нормализованными языками, представляя собой систему индивидуализированных художественных образов.

Согласно теории М. Бензе художественная информация отличается от семантической следующими пятью особенностями:

          1.  Художественная информация «выходит за рамки» задачи простой передачи информации.

          2. Художественная информация обладает большей «восприимчивостью» к различного рода помехам и разрушениям.

          3. Художественная информация обладает кодом и оригинальностью.

4. Художественная информация обладает бытием на основе знака без значения.

5, Художественной информации присуща избыточность.

Специфическим носителем художественной информации является искусство, являющееся в то же время средством художественной коммуникации. Эту его особенность подчеркивали ряд видных исследователей — Г. Лессинг, И. Гердер, А. Потебня, В. Кроче. Они рассматривали искусство как специфический канал связи, несущий информацию (в пределах собственной знаковой системы). Целью данного информационного канала является обобществление индивидуального опыта отношений и личное присвоение общественного опыта.

Необходимым, однако, недостаточным условием ценности художественной информации является ее неповторимость. Другим условием является незаменимость — ни один знак, ни одно слово, ни одна нота, ни один штрих на полотне не может быть заменен без ущерба для целостности всей информационной системы. Альберт Эйнштейн писал: «В музыке Моцарта нет ни одной лишней ноты».

Однако если признать, что одним из решающих признаков искусства является добываемая им и заключенная в нем специфическая художественная информация, тогда возникает вопрос: когда и почему сложилась в обществе потребность в подобного рода информации и откуда взялась у человека способность удовлетворения данной потребности?

Для того чтобы родилось искусство, человечество должно было не просто научиться орудовать некими инструментами и с их помощью изображать видимое на камне или в глине, извлекать звуки и совершать иные формообразующие действия, оно должно было, прежде всего, обрести способность художественно-образного восприятия действительности.

Однако эта способность — образно мыслить, не дана человеку природой. Ведь художественно-образное восприятие — это не простое зрительное или слуховое ощущение. Это результат сложного процесса обработки этих ощущений человеческим сознанием. В этом легко убедится, обратившись к рассмотрению ранних из известных нам произведений первобытного искусства. Установлено, например, что наскальные росписи и скульптурные изображения эпохи верхнего палеолита создавались не с натуры, а по памяти и поэтому не могли быть простыми копиями конкретных объектов, простым закреплением того, что художник видел. В этих рисунках и скульптурах был запечатлен не просто облик данного конкретного зверя или человека, а обобщенное представление о них. Чтобы сделать изображение, первобытный художник должен был осуществить анализ многочисленных впечатлений, должен был мысленно вычленить общие и наиболее существенные особенности изображаемых объектов, должен был, в конце концов, объединить в одном образе то, что он обнаружил в различных животных и людях, должен был воссоздать в своем воображении обработанные его сознанием конкретные жизненные впечатления.

Еще Аристотель установил, что в отличие от научного понятия, которое отражает общие для многих предметов, явлений или процессов существенные черты, художественный образ раскрывает общее в единичном. Художественный образ воспроизводит единичное и в нем постигает общее, показывает индивидуальное, вскрывая в нем типическое; описывает случайное, выявляя за ним закономерность. Если отражение действительности ограничивается воспроизведением единичного и не содержит никакого обобщения, оно может иметь документальную ценность, но не обладает ценностью художественной. Если же отражение действительности отвлечено от живой конкретности явления и предает только общее, существенного, закономерное, мы будем иметь дело с чертежом, а не с рисунком, со схемой, а не с картиной. И только сливая воедино общее и единичное, искусство находит свою форму познания мира.

Художественно-образное познание мира не абстрактно-логическое, а метафорическое. Оно обнаруживает в природе человеческие способности — способности чувствовать, думать, разговаривать, сознательно действовать. Оно видит в мертвом живое, в охотничьем танце оно позволяет человеку перевоплотиться в зверя, а в наскальном рисунке и скульптуре заставляет камень казаться телом животного, плоское — объемным, неподвижное — движущимся.

Искусство рождалось как способ познания объективно складывавшейся в обществе системы ценностей, поскольку укрепление социальных отношений и их целенаправленное формирование требовали создания таких предметов, в которых закреплялась бы, хранилась бы и передавалась бы от человека к человеку, от поколения к поколению эта единственно доступная информация об их социально организовавшихся связях с миром, об общественной ценности природы и самого человека. И эта художественная информация включала в себя ту непосредственность эмоционального отношения человека к миру, от которой абстрактно-логическое мышление умеет себя дистанцировать. У человека образное мышление и воплощавшее его художественное творчество формировались в той мере, в какой он обретал способность осознавать свои эмоциональные реакции, выделять в них то, что имеет всеобщую значимость.

Создание художественного произведения есть создание новой информации, то есть фиксация, запоминание случайного выбора. Еще Аристотель подчеркивал вероятностный характер информации, содержащейся в художественном произведении. Он считал, что художник изображает в произведении то, что могло бы произойти. Неслучившееся, но вероятное Аристотель предпочитал случившемуся, но невероятному. Сообщение по вероятности в информационном отношении высокоценно и с точки зрения современной теории информации.

Следует учитывать, что произведение искусства представляет собой не случайный набор информаций, а целостную информационную систему. «Так, информация, сообщаемая стихотворением, содержится во всем: в содержании, в словаре, в ритме, в инструментовке, в размере, в рифмах. Разделить эти информационные факторы невозможно. В этом смысле художественное произведение сходно с живым организмом. Оно создано человеком, общающимся с окружающим миром, оно само по себе есть проявление жизни, функция творческого мозга. Будучи опубликованным, стихотворение приобретает самостоятельное существование в качестве неизолированной системы, сохраняющей связь со своим создателем и вступающей во взаимодействие с читателем или слушателем. Стихотворение создает реальную связь с поэтом, живущем в стихе, в принципе, сколь угодно долгую. Богатство эмоций и мыслей Катулла или безымянного автора «Слова о полку Игореве» и через сотни лет остается достоянием читателя» (М. Волькенштейн).

Ценность художественной информации равна ее эстетической ценности, которая определяется мерой ее воздействия на реципиента, имеющего соответствующую подготовку, то есть способного эту информацию воспринять, прочувствовать и оценить.

Восприятие художественной информации отличается от восприятия иных видов информации, поскольку оно не сводится только к ее регистрации и резервированию. При восприятии художественной информации происходит не только утрата части информации (передача любого сообщения как мы знаем, обязательно сопровождается шумами), но и ее возрастание.

Следует отметить, что потеря части информации при восприятии художественного произведения определяется помимо шумов принципиальной неадекватностью автора и реципиента, различием их индивидуальностей. Кроме того, буквально все художники остро ощущают  невозможность стопроцентно адекватной передачи своих мыслей и чувств в виде художественной информации «Мысль изреченная есть ложь» — писал поэт Ф. И. Тютчев.

«Возрастание информации при рецепции художественного произведения не тривиально. Оно программирует поток ассоциаций, мыслей и эмоций в сознании рецептора, мобилизует создание им новой информации. Эта информация может остаться в его сознании или сообщена окружающему миру, если рецептор хочет и может поделиться с ним своими переживаниями. В этом и состоит сотворчество художника и рецептора» (М. Волькенштейн).

Художественное освоение действительности, которое происходит при получении реципиентом художественной информации, представляет собой особого рода коммуникативную систему, которая образуется связью:

          а) объекта художественного отражения,

          б) отражающего его субъекта (художника),

          в) произведения искусства, выступающего в качестве нового объекта, так как оно становится вполне самостоятельным даже по отношению к своему создателю,

          г) второго субъекта — зрителя, читателя, слушателя, к которым они обращены.

Всякая художественная идея есть живое единство мысли и чувства, сознательного и интуитивного, взгляда и настроения — то есть она есть точная модель той психологической целостности ценностной ориентации, которая присуща сознанию. Но если в сфере обыденного сознания личность может только информировать других о своих оценках и в лучшем случае использовать силу логического убеждения, то художник внушает свои оценки людям. А для того он должен делать их эмоционально-выразительными и эмоционально-заразительными. В искусстве сравнение, метафора, гипербола оказываются самыми эффективными, самыми адекватными средствами познания.

При перепечатке данной книги или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2011 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

В оглавление.
Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.