В. Карп. Основы режиссуры. Введение в теорию режиссуры

6. Категории пространства и времени в искусстве.

«Истинной сути творенья никто еще не объяснил»

Омар Хайям.

«Почему у вас часы растекаются? — спрашивают меня. Но суть не в том, что растекаются! Суть в том, что мои часы показывают точное время»

Сальвадор Дали.

Из того факта, что в основе морфологического строения искусства лежат пространственно-временные отношения вытекает особая роль категорий пространства и времени в искусстве.

Мы говорим, что произведение искусства существуют в пространстве и во времени. А что это, собственно говоря, означает? И существуют ли какие-то особые связи пространства и времени искусстве.

А. Эйнштейн в своей теории относительности дал четкое представление о единстве пространства и времени. Этот особый характер взаимодействия сформулировал В. И. Вернадский: «Одной из самых плодотворных идей новой физики основанной на теории относительности, является признание, что время и пространство неразрывно связанны между собой и неразделимы в природных условиях».

А собственно, что такое Время?

Парадокс заключается в том, что смысл такого, казалось бы,  всем понятного термина, не так то и просто уяснить, поскольку категория времени принадлежит к фундаментальным, то есть неопределяемым категориям, и употребляют его обычно так, как будто оно – время, имеет очевидный смысл. Понятие времени нелегко описать, поскольку для этого надо оказаться вне его, что само по себе неосуществимо. «Я знаю, что такое время, если меня об этом не спросят» — сказал Аврелий Августин.

Представления о природе Времени и о смысле самого этого понятия менялись каждую эпоху. Тонны книг посвящены тому, чтобы объяснить феномен времени. Все это множество представлений и мнений в определенной степени поддается классификации. Выделим среди множества классификаций одну, самую для нас существенную и при этом достаточно общую. На протяжении человеческой истории время понималось:

                                  а) количественно,

                                  в) качественно.

Количественная концепция времени связана со счетом и измерением времени. Она берет начало от древнейших календарей и ведет к параметрическим представлениям в математическом аппарате современной науки. Это — так называемый статический аспект временных представлений.

Качественная  концепция времени представляет собой нечто гораздо более сложное и менее знакомое для привыкшего, по выражению Д. Дьюи,  к «тик-так» времени европейского человека.

Если пытаться обобщить, то основной вывод, к которому приходит качественная, динамическая концепция времени заключается в том, что, в принципе, каждый процесс может быть понят как определенное время и любое время как определенный процесс. Развитие этой идеи предполагает вывод: так называемое «реальное» время нельзя отождествить ни с чистой универсальной длительностью, ни с ходом часов, как это привычно нам со школьной скамьи. Время с качественно-динамической точки зрения, по существу, это синоним становления как такового. То есть время и процесс, по сути, синонимы.

Гераклитовское «все течет» («panta rei», к слову последний корень, как известно, лег в основу слова «ритм»), вполне заменимо на гуссерлианское «все временится». Мир с этой точки зрения — это «временящаяся структура».

В пятидесятых годах двадцатого века русский ученый Н. А Козырев пришел к идее причинности времени. Он писал: «Что собой представляет время, до сих пор еще не известно. В физике по этому вопросу существуют смутные соображения, тогда как в силу важности вопроса следовало бы иметь написанные о времени целые тома. Физик умеет измерять только продолжительность времени, поэтому для него время — понятие совершенно пассивное. Теперь мы пришли к заключению, что время имеет и другие, активные свойства. Время является активным участником мироздания». Смысл причинной механики времени Н. А. Козырева может быть изложен в нескольких постулатах.

«В причинных связях всегда существует принципиальное отличие причин от следствий. Это отличие является абсолютным, независимым от точки зрения, т.е. системы координат.

Причины и следствия всегда разделяются пространством. Расстояние между причиной и следствием может быть сколь угодно малым, но не может быть равным нулю.

Причины и следствия, возникающие в одной и той же точке пространства, различаться не могут и представляют собой тождественные понятия.

Причины и следствия всегда разделяются временем. Промежуток времени между причиной и следствием может быть сколь угодно малым, но не может быть равным нулю. Следствие всегда находится в будущем по отношению к причине. Таким образом, отношение причин от следствий устанавливается свойством времени.

Время обладает особым абсолютным свойством, отличающим будущее от прошлого, которое может быть названо направленностью времени. Этим свойством определяется отношение причин к следствиям, ибо следствие всегда находится в будущем по отношению причин».

Академик В. И. Вернадский пришел к заключению, что «время натуралиста не есть геометрическое время Миньковского и не время механики и теоретической физики Галилея или Ньютона».

А чем является время для художника?

Причинны и следствия выступают в искусстве как взаимосвязанные цепочки. Время реальности внутри произведения искусства, пересекается с организацией фабулы во времени и, в свою очередь эти причинно-следственные цепочки воздействуя на реципиента, порождают еще одну цепь:  произведение — реципиент.

Нейропсихологические особенности человеческого мозга (лево- и правополушарная его специализация) обусловливают многообразие возможностей восприятия пространства и времени. Это используется в эстетических целях так, что в каждом конкретном произведении искусства реализуются некоторые из этих возможностей. Примером сближения временного искусства с пространственным можно считать визуальную,  (графическую) поэзию, широко распространившуюся в последнее время, (впрочем, и ранее, в начале XX века, интересовавшую таких поэтов, как Гийом Аполлинер, А. Белый, М. Цветаева, В. Маяковский, разработавших особые графические приемы расположения частей стихотворной строки — столбиком или лесенкой).

Человеческое восприятие пространственных изображений всегда осуществляется во времени, оно всегда дискретно (прерывно). Художник облегчает это восприятие, обозначая в своей работе временные границы, в соответствии с которыми наше восприятие членится на отдельные ритмические такты. Сергей Эйзенштейн подчеркивал, что произведения живописи (в качестве примера он приводил «Портрет М. Н. Ермоловой» кисти В. А. Серова) содержат членение на части, соединяемые при их восприятии, что позволяет считать построение этих произведений подобным монтажному. Применительно к творчеству таких художников, как Пабло Пикассо, Михаил Врубель или Фернан Леже можно говорить даже об относительной независимости отдельных микрофрагментов их картин. Таким образом, даже такое чисто пространственное искусство как живопись по способу восприятия так же связанно с категорией времени.

Время в искусстве характеризуется как художественное время. Художественное время, как выразительный элемент присутствует всегда, но не всегда ощутимо. Если в одних произведениях художественное время занимает доминирующее положение среди иных средств выразительности, то в других — его роль сглажена, подчинена в общей художественной структуре, иным выразительным средствам.

Однако при всей уникальности приемов построения художественного времени в каждом конкретном произведении искусства, существуют общие закономерности свойственные различным видам, жанрам и стилистическим направлениям.

Структура художественного времени всегда многослойна и выражается через:

          а). Эмпирическое время — время в той реальности, которая служит материалом для произведения.

          б). Сюжетное время — организация фабулы во времени.

          в). Время восприятия — учитывает длительность восприятия.

Эмпирическое время  –  есть время  исторической реальности, время, когда происходят события фабулы. Например, в драматическом искусстве не редкость когда режиссеры опосредуют или изменяют это время, перенося действие из одной эпохи в другую.

Сюжетное время — время фабулы, связанное непосредственно не с излагаемыми событиями, а с иллюзией того, что нечто происходит, произошло или может произойти в мире возможного или в мире ли фантазии. Сюжетное время психологически связанно с субъективным ощущением времени зрителем, слушателем, читателем. В его объективных рамках (конкретная длительность восприятия, определяемая в часах и минутах) у реципиента возникает свое субъективное восприятие произведения искусства в зависимости от впечатления от его продолжительности. Например, скучная постановка всегда субъективно воспринимается как более длинная, увлекательная — как более короткая. Один и то же отрезок времени может иметь в зависимости от качества художественного произведения и восприятия зрителя различную сюжетную продолжительность. Сюжетное время воплощается временными и пространственными знаками данного произведения: видоизменением объектов, места действия, освещения, мизансценой и так далее. Каждая система таких знаков имеет свой  ритм и свою структуру. Время  вписывается в этот ритм специфически, в соответствии с материальным выражением знаков. Сюжетное время легко поддается манипуляциям — концентрации и растяжению, ускорению и замедлению, остановкам и  возвращению назад.

Время восприятия — время, прожитое реципиентом, воспринимающим произведение искусства. Это время протекает в настоящий момент, поскольку то, что происходит перед нами, совершается в течение нашей «временности», от начала до конца.

Художественное время, как и всякий другой выразительный элемент, двойственно по своей природе. Оно и средство анализа жизненного материала, и прием вовлечения реципиента в этот процесс. В зависимости от установки автора активизируется та или иная его сторона, что, в конечном счете, и определяет своеобразие последнего в структуре художественного произведения.

Длительность художественного времени является одновременно и реальной и условной единицей. Дзаваттини писал, что основное в неореализме — иное понятие о времени. Если до неореалистов года умещались в минуты, то у ведущих режиссеров этого направления исследование пятнадцати минут могло длиться два часа. Впрочем, возможна и интересна и другая крайность, когда годы становятся минутами, часы — мгновеньями. Структура художественного времени позволяет деформировать реальное время в условное, а условное в реальное.

«В театре и кино часы сделаны сумасшедшим часовщиком. Пусть нормальные часовые стрелки спокойно движутся, отсчитывая поворот земного шара. Здесь время может, мчатся с неистовой скоростью мышления в горячке, останавливаться и замирать в ледяной паузе, когда вместо секунды проходит вечность. И это вне логики. Сумасшедшая скороговорка начала «Лира», и растянутая на годы каждая мысль сцены суда, или встречи слепого Глостера с Эдмондом. Остановившееся время в пятом акте «Отелло» — «задуть свечу?» — писал Григорий Козинцев.

Художественное пространство, или пространство произведения искусства, выражает в искусстве то чувство пространства, которое пронизывает всю культуру и лежит в ее основе. Являясь интегральной характеристикой произведения искусства, художественное пространство сообщает ему определенное внутреннее единство и завершенность и, в конечном счете, способствует приданию ему характера эстетического явления.

Художественное пространство является неотъемлемым свойством любого произведения искусства, включая музыку и литературу. Такое пространство означает не только связь всех элементов произведения в некое внутреннее, ни на что другое не похожее единство, но и придает этому единству особые, ни к чему иному неприложимые качества.

Структура художественного пространства делится на три компонента:

          1). Пространство, в котором расположены объекты;

          2).  Пространство, где находятся реципиенты;

          3).  Плоскость произведения искусства (картины, сцены, экрана) отражающая первое и предполагающая второе.

Принцип строения пространства тот же, что и принцип, реализуемый в структуре времени, так как обе категории — пространство и время, тесно связанны между собой. Но между ними существуют серьезные структурные и функциональные различия. Более того, имеются существенные различия в художественной выразительности пространства во временных, пространственных и пространственно-временных искусствах. Однако во всех случаях это динамические системы, подчиненные общим законам.

Структура пространства (как и времени) в определенной мере предопределенна видом, жанром или стилистическим направлением произведения.

Пространство формирует действенную среду, понимаемую не только как обстановка, но как жизнь, как быт, как пейзаж, как место действия.

«Нет, и не может быть каких-то определенных рецептов строения среды. Не только каждая эпоха, но и каждый стиль внутри себя является ареной ожесточенной борьбы самых разных трактовок, самых разных утверждений и  отрицаний. В связи с решением общих, центральных проблем произведения решается и проблема среды. Однако эта проблема всегда существует и не может быть решена по принципу «была бы правда в душе, а остальное приложится». Не может быть она решена и без внимательнейшего изучения необъятного опыта всех искусств». (Г. Козинцев).

Единство пространственных и временных параметров, направленное на выражение определенного художественного смысла выражается термином «хронотоп».

Впервые этот термин был использован в психологии А. А. Ухтомским. Широкое распространение в литературоведении, а затем в эстетике получил благодаря трудам М. Бахтина. В значительной степени рождение этого понятия и его укоренение было инспирировано естественнонаучными открытиями в начале двадцатого века и кардинальными изменениями представлений о картине мира в целом, в соответствии с которыми пространство и время мыслятся как «взаимосвязанные координаты единого четырехмерного континуума, содержательно зависимые от описываемой ими реальности». Оно принципиально отлично от психологического пространства и времени, которые в восприятии имеют свои особенности.

Центральной в понимании хронотопа, по Бахтину, является аксиологическая направленность пространственно-временного единства, функция которого в художественном произведении состоит в выражении смысла: «Вступление в сферу смыслов совершается только через ворота Хронотопа». Иначе говоря, содержащиеся в произведении смыслы могут быть объективированы только через их пространственно-временное выражение. Причем, собственными хронотопами (и раскрываемыми ими смыслами) обладают и автор, и само произведение, и воспринимающий его реципиент (читатель слушатель, зритель). Каждый уровень представляет собой взаимообратимую связь пространственных и временных параметров, основанную на единстве дискретного и континуального начал, что дает возможность перевода пространственных параметров во временные формы и наоборот. Чем больше в произведении обнаруживается таких слоев (хронотопов), тем более оно многозначно, «многосмысленно».

Каждый вид искусства характеризуется своим типом хронотопа, обусловленным его «материей». Это соответствует морфологическому делению искусств на пространственные (в хронотопах которых временные качества выражены в пространственных координатах), временные (где пространственные параметры «переложены» на временные координаты), и пространственно-временные (в которых присутствуют хронотопы того и другого типов).

Такие, смыслонесущие в искусстве категории, как ритм и симметрия есть ни что иное, как взаимообратимая связь пространства и времени, основанная на единстве дискретного и континуального начал.

При перепечатке данной книги или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2011 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

В оглавление.
Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.