В. КАРП. О. КАРП. ВЗЛЕТ И КРАХ ЕВРЕЙСКОГО ЭКСПРЕССИОНИСТСКОГО ТЕАТРА.

Параллели истории.

«…искусство не название разряда или области, обнимающей необозримое множество понятий и разветвляющихся явлений, но, наоборот, нечто узкое и сосредоточенное, обозначение начала, входящего в состав художественного произведения, название примененной в нем силы или разработанной истины» (Б.Пастернак). 

«Начало, входящее в состав художественного произведения» – удивительно точное определение, пожалуй, только несколько статичное. Скорее, второе, оно ближе к действительному характеру: «название примененной в нем силы». Жизненная частица, перевешивающая целое. Частность, ставшая если и не главной, то определяющей.

Жизненная сила «Федры» Софокла, «Моны Лизы» Леонардо да Винчи, «Чайки» А. П. Чехова и К. С. Станиславского, фильмов Чаплина, музыки Моцарта и Гершвина ставит их в один ряд, делает явлениями одного порядка.

В истории человечества не раз гибли цивилизации, терпели крах политические системы, оставляя после себя лишь обильную пищу для археологов. Бесследно исчезали целые народы. Вчерашние новейшие достижения науки и техники – винт Архимеда, лампочка Эдисона, космический корабль «Восток», сегодня архаичны. Архаичными станут завтра  новейшие достижения  сегодняшней техногенной цивилизации. Что же останется? Жизненная сила «Федры», «Моны Лизы», «Чайки», парящих в небе шагаловских влюбленных…

Как правило, произведения искусства, творческие стили переживают эпохи, их породившие. «Рукописи не горят», — сказал великий русский писатель. Можно казнить художников, можно разрушить храмы и разжечь костры из книг… Но, рукописи не горят! Даже растоптанное, сожженное, расстрелянное искусство остается в сокровищнице человеческой культуры, оказывает влияние на ход ее развития.

Искусство «солярного периода» древнего Египта не только и не столько увековечило имя ее творца Эхнатона, сколько творчество безымянных скульпторов и художников. Скульптурный портрет жены и сестры Эхнатона – Нефертити и до сего дня символ женской загадочности и красоты. После смерти Эхнатона реалистическое направление в древнеегипетском искусстве было уничтожено. Скульпторы, архитекторы, художники отправились в каменоломни, храмы Амона разбирались на камни и из них строили храмы другим, более удачливым богам. Традиционно-помпезные, они были призваны увековечить дела и свершения победителей. А мятежное искусство было наказано. Кто вспомнит сегодня имена тех победителей?

Пройдут тысячелетия, и человек не самой уважаемой в елизаветинской Англии профессии — актер, драматург, впрочем, и совладелец на паях лондонского театра «Глобус», Вильям Шекспир будет пристально вглядываться в загадочный мир древнего Египта, выискивая в нем, знакомые и понятные ему черты. Он напишет трагедию «Антоний и Клеопатра». Вчитайтесь в каждое слово Клеопатры… это говорит она, Нефертити. Недаром же Джозеф Манкиевич, снимая свой нашумевший фильм «Клеопатра» искал на главную роль актрису похожую на Нефертити.

Английский елизаветинский театр был запрещен пуританами. Труппы разогнаны, театральные здания перестроены или сожжены. Английский театр возродился лишь после реставрации монархии. Но это уже был другой театр, не имевший практически никаких прямых связей со своим предшественником. Что же осталось? «Антоний и Клеопатра». Вильям Шекспир.

Пройдет не так уж много времени и в 20–40-е годы XX столетия неожиданно ярко вспыхивает звезда еврейского театра. Эпоха, словно сняв оковы и запреты, выпускает на сцену самый дух еврейского народа. Возникают театральные коллективы, оказавшие влияние на весь ход развития русского и мирового театра – «Габима», ГОСЕТ. Возникает, казалось бы, из неоткуда, совершенно новый стиль – еврейский театральный экспрессионизм. Еврейские театры играют не только на разговорном идиш, но и на малознакомом большинству населения Советской России иврите. Играют при полных залах. Заинтересованное внимание к творческим поискам еврейских театров проявляют выдающиеся деятели русской культуры К. С. Станиславский, В. Э. Мейерхольд, Е.Б.Вахтангов, Ф.М.Шаляпин. Они сами, в той или иной мере, принимают участие в этих поисках, подчеркивая тем самым их важность и экстраординарность. И, несмотря на то, что «Габима» вскоре покинула Россию, несмотря даже на самую страшную в истории человечества войну и Катастрофу еврейского народа, еврейский театр находится на подъеме. Вершина еврейского театрального экспрессионизма «Король Лир» Шекспира в постановке Соломона Михоэлса. Режиссер и актер был полон планов. Что их роднило Шекспира и Михоэлса?

«Незадолго до смерти – писал Тышлер, — Соломон Михайлович Михоэлс предложил мне поставить с его участием «Ричарда III». Мы успели встретиться только несколько раз, но мне трудно забыть его рассказ – замысел роли. «У Ричарда, — говорил Соломон Михайлович, — неизменный собеседник, дружок, куманек, с кем он любит советоваться, делиться мыслями, — горб. Цель урода – заставить людей поклоняться его приятелю-горбу, обожествлять его. Ричард после каждой удачи, нового злодеяния оборачивается и подмигивает наросту на спине…». Михоэлс не только рассказывал обо всем этом, но и, встав со стула, играл целые сцены. Забывались помятый пиджак, взлохмаченные волосы по бокам лысины, не загримированное, казалось бы, вовсе не подходящее к роли лицо. Человек низенького роста становился высоким, какая-то дьявольская заносчивость загоралась во взоре – страшный, трагический миф неожиданно возникал в небольшой московской комнате…». Планам художника не суждено было осуществиться. Михоэлс убит.

Искусство театра сиюминутно. Оно живет, пока трепещет,  протестует, кричит со сцены живое сердце актера. Пока дышит и сопереживает зрительный зал. Потом только Память может донести до нас отголоски «чудного мгновенья», когда и Актер и Зритель одинаково велики в своем прозрении, в своем всеобъятном, всеохватывающем акте сотворчества, сопереживания.

Отгремели аплодисменты, сыгран последний акт.   Что же осталось от удивительного искусства?..

 Жизненная сила! Жизненная сила «Федры» Софокла, музыки Моцарта и Гершвина, «Короля Лира» Соломона Михоэлса…

При перепечатке данной книги или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2010 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

 

 В оглавление
Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.